ПЕРИФЕРИЯ

журнал под редакцией
СЕРГЕЯ ТАШЕВСКОГО

RUSSIANPOEMS.RU

Введите слово для поиска :

top town. ПЯТНАДЦАТЬ СТОЛИЦ КОЗА НОСТРЫ

TEXT +   TEXT -           



    
    Нью-Йорк. Пять семей Коза Ностры: Баннано, Коломбо, Гамбино, Дженовези, Лучеси. Каждая сегодня насчитывает от 100 до 300 человек. Здесь, в Нью-Йорке, чаще всего собирается «Комиссия» – всеамериканский совет мафии и одновременно высший орган ее управления (подобно съезду для политической партии). Иногда «Конференции» проходили в других штатах, и даже за пределами США – на Кубе и в Канаде, однако нью-йоркские семьи всегда играли на них ведущую роль. Председательствует на «комиссии» как правило глава той семьи, которая на данный момент пользуется максимальным авторитетом и обладает наибольшей властью. По старинной традиции многие называют председательствующего «боссом всех боссов», хотя это не так. Самые важные решения Коза Ностра с начала 30-х годов принимает коллегиально, и это спасает мафию от внутренних войн за власть.
    Далеко не все кланы Коза Ностры имеют право присылать своих представителей на «Комиссию». Этим правом пользуются лишь влиятельные (или проявившие себя в прошлом) семьи. Наиболее сильные кланы, и в их числе все пять нью-йоркских семей, имеют на «Комиссии» более одного представителя, а порой и 5-6. Это, разумеется, отражается на результатах голосований. Сколько представителей той или иной семьи будет приглашено на очередную конференцию, решает ее председатель. Он же назначает место и время ее проведения. Как правило, председатель не сменяется на своем посту многие годы. Если же по тем или иным причинам нужно выбрать нового председателя, это делается с помощью всеамериканского голосования всех семей Коза Ностры «на местах», своего рода демократических выборов. Однако «Комиссия» собирается не регулярно, ее созывают лишь тогда, когда у Коза Ностры назревают очередные проблемы. Идет ли речь о разделе сфер влияния, о конфликте между семьями, об открытии новых областей криминального бизнеса, о подкупе правительственных чиновников или очередной атаке ФБР – все эти вопросы Коза Ностра со времен Лаки Лучиано стремится решать сообща. И в этом главный секрет ее силы и живучести.
    
    Канзас-Сити. Город знаменит тем, что здесь Коза Ностра с начала 20-х годов пыталась обрести политическое влияние. Боссы семьи, управлявшей городом – Джон Лазиа и Чарльз Биннаго возглавляли Северный Демократический Клуб, организацию, объединявшую виднейших политиков и бизнесменов штата. Оба были убиты при загадочных обстоятельствах.
    
    Питстоун. Именно здесь в начале xx века Коза Ностра впервые опробовала схему вымогательства с помощью профсоюзов, позднее распространившуюся на всю Америку. С помощью профсоюзных боссов гангстеры шантажировали работодателей, угрожая им стачками и забастовками, если они не будут платить мзду Коза Ностре. Одновременно мафиози помогали руководителям профсоюзов удерживать власть, оказывая силовое (в буквальном смысле – вплоть до убийств) давление на рабочих, несогласных с профсоюзной политикой. Эта схема оказалась настолько эффективной, что и сегодня в США слова «мафия» и «профсоюз» часто пишутся через запятую.
    
    Детройт. В 1975 году здесь произошло самое скандальное происшествие за всю историю американских профсоюзов – таинственное исчезновение популярного профсоюзного лидера Джимми Хоффа, в равной степени известного своими успехами по защите интересов водителей большегрузных грузовиков и тесными связями с Коза Нострой. Убийство, вызвавшее в США почти такой же резонанс, как убийство президента Кеннеди, так и не было раскрыто.
    
    Чикаго. Город известен как арена кровавых гангстерских войн 20-х годов, столица бутлегеров, место, где произошло возвышение самого знаменитого американского гангстера, Аль Капоне. Позднее преступную жизнь в городе контролировал Антонио Аркадо, один из самых влиятельных гангстеров в истории США, который однако официально никогда не был боссом. Будучи своего рода «серым кардиналом» Коза Ностры, Аркадо назначал руководителей чикагской мафии, которых ФБР спустя год или два благополучно отправляла за решетку. Однако до самого Аркадо властям добраться так и не удалось. И к концу xx века Чикаго оставался едва ли не единственным городом в Америке, где Коза Ностра не утратила своих позиций.
    
    Ньюарк. Власть над городом вплоть до конца xx века принадлежала клану ДеКальваканте, чья история положена в основу телесериала «Клан Сопрано». Один из донов семьи, Сэм ДеКальваканте, о жизни которого написано несколько книг, в 1963 году стал героем своеобразного «мафиозного уотергейта», когда ФБР в нарушение федеральных законов установило в его офисе подслушивающие устройства и попыталось использовать информацию, полученную в результате слежки, на процессе. Доказательства были признаны противозаконными, и Сэм ДеКальваканте с триумфом вышел из здания суда. Хотя информация попала в руки писателей и газетчиков, дон ДеКальваканте, о жизни и преступной деятельности которого было известно все даже простым американцам, продолжал возглавлять семью в Ньюарке до самой своей смерти в середине 80-х годов.
    
    Денвер. С начала 30-х годов, после длительной войны между бутлегерскими бандами из Пуэбло и Денвера последний стал штаб-квартирой «Колорадской» семьи Коза Ностры. Одно время ее возглавлял Джеймс Коллет, влиятельный гангстер, связанный с нью-йоркской семьей Баннано. Колорадская семья прекратила свое существование в конце 70-х годов, когда ФБР удалось отправить в тюрьму всех ее руководителей.
    
    Филадельфия. Три из четырех самых знаменитых боссов, возглавлявших филадельфийскую семью, умерли не своей смертью. Но куда больше жертв среди тех, кто пытался занять их место. Когда во рту у мертвого Тонни Банано, одного из претендентов на звание босса, полицейские обнаружили двадцатидолларовую бумажку, они уже хорошо знали, что означает этот знак. Слишком много амбиций! Единственный босс, безпрепятственно правивший семьей в течении 21 года и умерший в своей постели – Анжело Бруно.
    
    Бостон. Одна из штаб-квартир семьи Коза Ностры в Новой Англии. Здесь ФБР пришлось особенно тяжело, и для борьбы с мафией в шестидесятые годы применялись все возможные средства. В том числе и противозаконные. Так, например, один из лейтенантов семьи, Джой Салватти, в 1965 году был осужден на тридцать лет тюрьмы по обвинению в убийстве. Суд располагал лишь обвинениями, полученными от одного из полицейских информаторов. В то же время агенты ФБР имели информацию, опровергающую причастность Салватти к этому убийству, но оставили ее при себе. Когда спустя тридцать лет эти факты открылись, агент ФБР, скрывший истину, ответил на вопросы журналистов просто и цинично: «Ну и что же, прикажете плакать над бедным Салватти?».
    
    Буффало. Эта семья Коза Ностры во времена «сухого закона» занимала идеальное положение для контробанды спиртного из Канады. Кроме того, под руководством Стефано Магадино мафия в Буффало заняла верную позицию в так называемой Кастельмарской войне Нью-Йоркских кланов с Джоем Массериа, и в результате ее представители всегда присутствуют на всех «Комиссиях».
    
    Питсбург. В тридцатые годы противостояние внутри этого клана между его главой Джоном Баззано и претендующими на власть в семье братьями Вольпе стало темой одного из первых заседаний «комиссии». Братья Вольпе, вызванные для разбирательства в Нью-Йорк, попытались вести себя независимо и заявили что «комиссия» не имеет права вмешиваться во внутренние дела их семьи. Спустя день их тела нашли в одном из нью-йоркских пригородов. Это стало хорошим уроком для других семей, и ослабило авторитет семьи из Питсбурга. Однако впоследствии этот клан не раз упоминался в прессе в связи с поддержкой, которую он оказал при избрании на пост президента Джонна Кеннеди.
    
    Лос Анджелес. Здесь борьба за власть также потрясала семью Коза Ностры на протяжении многих десятилетий. Первые три ее босса погибли от рук своих соперников. Четвертый, Фрэнк Десимоне, управлял семьей до 1967 года, однако авторитет его неуклонно снижался. Позорным пятном на честь семьи лег инцидент, произошедший в 1958 году, когда один из ее солдат, ухаживавший за кинозвездой Ланой Тернер, был убит ее четырнадцатилетним сыном в спальне как раз в тот момент, когда, несмотря на сопротивление киноактрисы, собрался перейти от слов к делу. Другим пятном стал гангстер Аладен Фратиано, полицейский информатор, по стечению обстоятельств в 1975 году назначенный помощником босса семьи. Выдавая себя за босса Лос-Анджельского клана, Фратиано за несколько месяцев объездил почти всю Америку, распоряжаясь активами семьи, знакомясь с боссами других семейств Коза Ностры и передавая информацию о них ФБР. Когда об этом стало известно, Фратиано попросил защиты у властей, а затем выступил с обвинениями в суде, став таким образом вторым в истории Коза Ностры (после Джозефа Валачи) руководителем семьи, публично нарушившим закон молчания «омерта».
    
    Кливленд. Начало и конец истории этой семьи Коза Ностры кровавы и драматичны. В двадцатые годы, во время «сухого закона», у ее руля стоял Джозеф Лонардо, торговец сахаром, снабжавший весь город сырьем для самогоноварения. Он был убит одним из своих компаньонов, подручным гангстера Джозефа Порелио, который и стал затем боссом семьи. Но сын Лонардо спустя два года отомстил за отца, расстреляв его убийцу на глазах у босса. До конца тридцатых годов в семье происходили постоянные столкновения, и в пригородах Кливленда находили новые и новые трупы. Относительная стабильность настала после второй мировой войны, когда к власти пришло следующее поколение гангстеров во главе с Альфредом Поллизи. В это время семья достигла процветания, тесно сотрудничая с еврейскими гангстерами, в частности с Мойшей Делицем, открывшим несколько казино в Лас-Вегасе. Игорный бизнес в аризонской пустыне приносил семье существенный доход до конца семидесятых годов. Однако к этому времени началась новая борьба за власть внутри клана между его новым боссом Джеймсом Локаволи и Джоном Нарди, влиятельным гангстером, являвшимся близким другом предыдущего главы семьи. В результате оба они один за другим были взорваны в своих автомобилях, и семья Коза Ностры в Кливленде распалась на отдельные банды, с которыми ФБР практически справилось к концу 80-х годов.
    
    Даллас. Эта семья мафии – одна из самых маленьких и «тихих» за всю историю Коза Ностры. Более пятидесяти лет в ней главенствовала одна фамилия – Пиранио. Сперва семьей управлял отец, Карло Пиранио, затем власть перешла к его сыну, Джо. Ни тот, ни другой ничем особо не прославились. В 1956 году во главе семьи встал Джозеппе Сивелло, и тогда мафия Далласа прогремела на всю Америку – в связи с убийством президента Джона Кеннеди. ФБР изо всех сил пыталось доказать, что это дело рук мафиози. Однако и во времена своего расцвета семья Коза Ностры в Далласе не имела серьезного влияния, она даже не контролировала множество других мелких банд и гангстерских группировок, действовавших в городе. К убийству президента мафия тем более не была причастна. Но «лес рубят – щепки летят». В конце шестидесятых под ударами ФБР и полиции семья практически прекратила свое и без того незаметное существование.
    
    Нью-Орлеан. В этом городе в 90-х годах девятнадцатого века произошла самая ранняя из известных нам войн за власть внутри Коза Ностры. В ней участвовали два неаполитанских клана, семьи Матранга и Провензано. Борьба шла из-за контроля над кораблями, перевозившими фрукты. Кровопролитная война, в которой погибло несколько сот человек с той и другой стороны, продолжалась несколько десятилетий, и окончилась с наступлением «сухого закона», когда все преступные группы в городе возглавил человек, не имевший отношения ни к той, ни к другой семье – Коррадо Джаконна. Он управлял объединенной семьей до 1944 года, а в 1947 году к власти в ней пришел один из самых знаменитых гангстеров второй половины ХХ века, Карл Марселло. Его имя связывают с Робертом Кеннеди, который, похоже, испытывал к Марселло какую-то личную неприязнь, и неоднократно поднимал вопрос о его депортации из страны. Многие расценивают этот «конфликт» между мафиози и политиком как явное подтверждение связи семьи Кеннеди с мафией. Став главой президентской администрации, Роберт Кеннеди все-таки добился своего, и Марселло был департирован в Гватемалу, откуда, впрочем, вскоре нелегально вернулся в США. Себе же на беду – поскольку он «подгадал» свое возвращение к убийству президента Джона Кеннеди в Далласе. Не удивительно, что имя Марселло тотчас всплыло в газетах и отчетах ФБР. Он неоднократно вызывался на допросы и представал перед сенатской комиссией, однако доподлинно установить, какую роль он сыграл в гибели Кеннеди, так и не удалось. В конце концов, в 1982 году Марселло был осужден за махинации со страховыми документами на семь лет тюрьмы, где и окончил свои дни.
    
    
    © Сергей Ташевский
    Все вопросы о перепечатке - periferia@yandex.ru

Печать Опубликовано : 30 Сентябрь 2007 | Просмотров : 5056

Русские вилы Конкурс экспромтов Пути Никола Тесла Календарь Звуковые фаилы Книги Американская мафия Галерея Юлии Кочуриной КПК для пишущих
џндекс.Њетрика ЕЖЕ-правда Всемирная литафиша
© 2019 www.danneo.com