ПЕРИФЕРИЯ

журнал под редакцией
СЕРГЕЯ ТАШЕВСКОГО

RUSSIANPOEMS.RU

Введите слово для поиска :

ЯКУДЗА

TEXT +   TEXT -           



    
    Пока высится Фудзияма, каждую весну расцветает сакура и океан омывает берега Японии со всех сторон, кое-что в этом мире останется незыблемым. Пускай не встретишь уже на узких улицах японской столицы торопливо идущего мужчину в серой от пыли одежде, препоясанного двумя мечами – длинным и коротким. Пускай исчезли и те, кому до последнего вздоха служили самураи – сегуны, властители княжеств средневековой Японии. Пускай не пишутся тонкой кистью предсмертные стихотворения за минуту до самоубийства. Это не важно. Дух самурайского кодекса – бусидо – жив в сегодняшней Японии, как и сотни лет назад. И об этом знает каждый житель страны восходящего солнца. Самураи XXI века живут бок о бок с клерками, программистами, чиновниками и политиками. Их легко узнать даже в пестрой толпе токийской «подземки», тем более – за тяжелыми бронированными стеклами лимузинов, или на роскошных вечерних приемах. Никого не обманет безупречный европейский костюм и белая рубашка, манжеты которой едва прикрывают сеть извилистых татуировок, или дорогая сигара, изящно прижатая безымянным пальцем, на котором не хватает одной фаланги. Да они и не скрывают своей принадлежности к избранным. Якудза!
    
    ДЕТИ ЦВЕТОЧНЫХ КАРТ
    
    Их – сотни тысяч. Об этом знала и знает вся Япония. Они – власть и сила, не зависящая от государства. На их домах, а порой и на лацканах пиджаков – знаки принадлежности к избранным кланам. Они презирают повседневный труд, ставший новым наркотиком для миллионов их соотечественников. Они каждый день готовы и к смерти, и к убийству, и к самоубийству. Ими контролируются публичные дома, распространение наркотиков, весь нелегальный бизнес. Впрочем, мало кто из легальных японских бизнесменов обходится без их внимательного совета. Перед ними трепещут, но все-таки Якудза пришли на эту землю не только убивать. Скорее – умирать. Ведь кодекс Якудза запрещает им без крайней необходимости умерщвлять «катаги», простых людей. Он позволяет лишь грабить, насиловать, отрубать руки и ноги, лишать зрения, вырезать на коже послания в стихах, доводить до сумасшествия. Но не убивать. Убивать они имеют право лишь равных, то есть друг друга. Может быть, они – последние японцы, идущие по пути воинов на земле, которая давно уже забыла о войне…
    История Якудза началась четыре столетия назад, и воспета во многих стихах, песнях и фильмах. Один из них – «Семь самураев» гениального Акиры Курасавы, где речь идет о бедной японской деревне, подвергавшейся регулярным нападениям бандитов. Отчаявшиеся жители нанимают семерых самураев, которым ценой своей крови и жизней удается уничтожить банду. Но мало кто знает, что это фильм именно о рождении «Якудза». И что Якудза – вовсе не бандиты, терроризировавшие деревню. А те, кто нанят для ее охраны.
    Да, именно так все и было. В средневековой Японии роли людей менялись куда чаще, чем в европейской истории. Особенно странной и непредсказуемой была жизнь самураев, хотя все их поступки строго определялись знаменитым «кодексом чести» – бусидо. Но как найти себе пропитание, если междоусобные войны, приносившие богатую военную добычу, окончены, а хозяин или клан, к которому принадлежит самурай, не в силах прокормить своих воинов? Об этом в самурайском кодексе, запрещавшем заниматься каким-либо еще искусством или делом, кроме войны, не было ни слова. А между тем в спокойную эпоху правления Токугава в Японии сложилась именно такая ситуация. Более полумиллиона самураев оставались без дела, и многие из них были вынуждены заняться разбоем. Одетые в лохмотья, разговаривавшие между собой на малопонятном обывателям «военном» жаргоне, они собирались в банды и грабили крестьянские хозяйства, купцов, проезжавших по дорогам чиновников, издевательски называя себя «слугами сегуна». Однако крестьяне за странный вид и непонятную речь называли их иначе – «Кабуки моно», клоуны. Банды «клоунов» наводили ужас на многие деревни, и все чаще их жители нанимали для своей защиты своего рода ополчение. В него входили не только безработные или лишившиеся хозяина самураи, но и любые неробкие люди, каких удавалось отыскать в округе – хулиганы, пьяницы, дебоширы, разорившиеся торговцы, бывшие разбойники. Кое-как вооруженные и почти никак не организованные, эти отряды вскоре стали одерживать одну победу за другой. Они били «профессиональных вояк», защищая свои собственные деревни, и вскоре снискали величайшее уважение односельчан. В конце концов такие бесшабашные отряды стали чем-то вроде местной милиции, существование которой полностью одобряла и верховная власть. С ее же ведома ряды «защитников» пополнились мелкими торговцами-лоточниками, задолго до того организовавшими собственную систему контроля над рынками и базарами во всех деревнях. Теперь новоявленная «милиция» за небольшую мзду защищала всех, кто желал торговать, ловила карманников и наводила свой порядок среди продавцов. Однако третьей и главной силой, давшей имя Якудзе, стали не разбойники-защитники и не торговцы-рэкетиры. Имя японской мафии дали карточные шулеры, бакуто.
    Как ни странно это прозвучит, в те времена карточные шулеры тоже состояли на государственной службе. После долгих и разрушительных междоусобных войн в эпоху Токугава Япония переживала настоящий строительный бум. Строились дворцы и храмы, заново возводились стены вокруг городов. А рабочим нужно было платить. И чтобы сократить расходы на строительство, сегун нанимал карточных шулеров, вовлекавших рабочих в азартные игры. Выигрывая у строителей львиную долю их зарплаты, шулеры возвращали большую часть денег в казну, но и сами не оставались в накладе. Стоит ли говорить, что своей работой они занимались под охраной новоявленной местной «полиции». Но ничто так не сближает людей, как азартные игры – и вскоре те, кто охраняет, и те, кто обирает, стали единым целым. Такой поворот событий как две капли похож на все истории любых «силовых ведомств», о какой бы стране ни шла речь – разве что обстоятельства выглядят несколько грубее…
    Что же касается названия «Якудза», то оно родилось из одной карточной комбинации самой популярной тогда в Японии игры в «цветочные карты» - аналог нынешнего «блэк-джека». Это была наиболее невыгодная комбинация, которую опытный шулер умело сдавал своему визави. 8-9-3, по-японски «я-ку-са». В сумме – 20 очков, очень много. Но в игре считалась только последняя цифра суммы. Ноль. Абсолютное фиаско. Абсолютная власть над несчастными «катаги».
    
    РАЗБОЙНИКИ НА ВОЙНЕ
    
    Несколько столетий Якудза так и существовала – как своеобразный клан. Наполовину живущий по самурайским законам, наполовину – по разбойничьим. Клан, служащий и сегуну, и самому себе. Состоящая из множества крупных и маленьких банд, Якудза контролировала игорный бизнес, рынок оружия, открывала публичные дома для власть имущих (так называемые «бани с девочками», в которых до сих пор ловкие журналисты нет нет да и обнаружат какого-нибудь видного японского политика). Не опускаясь до грубого рэкета, члены Якудза с ведома «официальной» полиции собирали мзду с торговцев, обещая в обмен покровительство и защиту. Причем, часть собраннных денег вплоть до начала XX столетия абсолютно официально передавалась в государственную казну, и такое положение вещей полностью удовлетворяло императора и правительство. В Якудзе выработались свои ритуалы и традиции, сохранившиеся даже тогда, когда в Японии стало проникать все больше европейских новшеств. Разумеется, картежные игры «во благо государства» ушли вместе с эпохой Токугава, но к началу XX века Якудза уже активно участвовала совсем в других играх – политических. Обман, шантаж, подкуп и запугивание избирателей, даже заказные убийства – в обмен на все это власти позволяли гангстерам Якудзы держать под контролем всю нелегальную экономику Японии. Однако у бывших «защитников деревень» имелись свои политические пристрастия. Все ультра-националистические партии имели непосредственную связь с Якудза, из членов ее кланов формировались боевые звенья. Во время второй мировой войны многие члены Якудза оказались в действующей армии, но не в качестве рядовых солдат или командиров, а зачастую на должностях интендантов и снабженцев, «выкачивавших» из побежденного противника и отправлявших в Японию все, что представляло хоть какую-то ценность. Больше всего мафиози из Якудза во время войны оказалось в Китае, где они поражали своей жестокостью даже кадровых японских военных, называвших их «Гурэнтай» – разбойники. К 1945 году тысячи таких «Гурэнтай» обладали бесценным опытом, который можно накопить лишь на фронте во время жестокой азиатской войны: военной выправкой, коммерческими талантами, обширными связями в преступном мире Азии, а главное, твердыми правыми убеждениями и властными амбициями. И вот после окончания второй мировой войны эти люди вернулись в побежденную страну, где царила разруха, повсюду хозяйничали американские войска, а вся политическая верхушка ожидала суда за военные преступления. Но именно с этого момента началась новая страница в истории Якудза, и почерк, которым она была написана, принадлежал одному человеку.
    
    
    СЭНСЭЙ
    
    Его звали Ёсио Кодама. Он родился в 1911 году, в неграмотной и бедной крестьянской семье, и уже в юности побывал за решеткой. Тем не мене еще до поражения Японии он совершил блистательную карьеру – стал лидером ультраправой террористической организации, затем главой шпионской сети в Китае, во время войны – самым молодым в японской истории адмиралом, советником Кабинета министров, миллионером, и, наконец, в 1945 году, военным преступником класса А – наравне с генералами квантунской армии. Тогда ему не было и сорока лет. Но Кодама не долго томился за решеткой. После войны американцы решили использовать его как инструмент контроля над кланами гурэнтай, а Кодама решил использовать американцев как инструмент установления своей личной власти в Якудза. Обе стороны преуспели. Американцы, к 1950 году окончательно признавшие свое поражение в борьбе с японской мафией, вздохнули свободней: бесконечные кровавые стычки между враждующими кланами, будоражившие японские города, наконец прекратились. Кодама же стал первым «крестным отцом» Якудза – а вскоре занял и ключевой пост в кабинете министров Японии, благо одно другому не мешало. В те времена японская мафия начинала все более напоминать по своей структуре и принципам действия американскую «Коза Ностра», разве что вместо семей в ней действовали региональные организации. Кодама объединил их в единую сеть, и заставил действовать так, чтобы не вредить национальной экономике Японии, особенно среднему и крупному бизнесу. Будучи тонким и умным политиком, Кодама понимал, что процветание Японии выгодно и чиновникам, и обывателям, и бандитам. Многие историки полагают, что именно ему принадлежит главная заслуга в создании «японского экономического чуда» послевоенных лет. Писателей же привлекали в нем не заслуги перед отечеством, а та загадочная сила, которая исходила от этого человека. Многие пытались выразить ее метафорически – и, например, знаменитый Сэнсэй, таинственный старик, «одержимый овцой» из романа Харуки Мураками «Охота на овец», по мнению многих, списан с Ёсио Кодама. Другой же знаменитый японский писатель, Кэндзабуро Оэ, описывал его так: «Патрон с завидной легкостью очаровывал всех, кто имел с ним дело…Выражение лица было зловещим, и в то же время казалось, что этот человек еще полон детского озорства… Левый глаз почти ничего не видел, и укрытый веком казался черной впадиной, а другой, хотя и горел подозрительностью и гневом, в любую минуту мог спрятаться в тень. Глаза эти легко определяли физическую и духовную ценность собеседника, но не подсказывали ему ответов».
    Но власть Ёсио Кодама, продолжавшаяся более 20 лет, окончилась громогласным фиаско. В 1976 году, занимая один из ключевых постов в правительстве, он получил двухмилионную взятку от американской компании «Локхид», «проталкивавшей» свои самолеты на японский рынок. Для японцев это было вопиющим нарушением всех моральных норм – но не из-за продажности министра, а совсем по иной причине. Дело в том, что «Локхид» выпускал бомбардировщики, которые бомбили Японию во время Второй Мировой войны. Именно эти самолеты сбросили бомбы на Хиросиму и Нагасаки. Кодама пытался замять скандал, и делал все, чтобы информация не просочилась в газеты (они полностью были в его власти) – но 23 марта 1976 один из его соотечественников совершил то, что в кодексе «бусидо» называется «канси» ("смерть по убеждению"). Так должен поступать самурай, желающий любой ценой привлечь внимание начальства или всей страны к какому-нибудь факту. Безработный актер Мицуясу Маэно обрушил свой легкомоторный самолет на крышу дома Ёсио Кодама. Кодама не пострадал физически, но это покушение сломило его морально. Он немедленно подал в отставку с поста министра, а затем сложил с себя и руководство Якудзой, передав власть приемнику. Книга мемуаров, которую он написал и издал спустя три года, незадолго до смерти, носила красноречивое название: «Я был побежден».
    
    С тех пор минуло более четверти века, и Якудза во многом изменилась. Ее гангстеры одеваются на европейский манер. В их руках давно уже не сверкают длинные самурайские мечи, да и просто пистолеты все реже идут в ход. Большая часть бизнеса – легальна. Вся их жизнь проходит на глазах обывателей. Никаких особенных тайн. Телевидение показывает репортажи с их свадеб и похорон, выборы новых глав кланов шумно обсуждаются в прессе… Они живут бок о бок с законом. И все-таки остаются вне закона. Живут бок о бок с властью. И все таки не утрачивают своей власти и силы. Вот почему для простых японцев «Якудза» – не такое уж и бранное слово. В нем слышат дыхание традиции и отзвук самурайской гордости. Знакомством (а тем более родством) с членом «Якудзы» принято хвастаться перед друзьями, и причастность к этому, не самому миролюбивому на земле сообществу, ценится на вес золота. Потому что дело тут не в славе и не в богатстве, а в том особенном «японском» ощущении жизни и смерти, которое так трудно выразить словами. Пусть старинных самураев больше нет. Но есть те, кто пришел вслед за ними. Якудза.
    
    
    
    © Сергей Ташевский
    Все вопросы о перепечатке - periferia@yandex.ru

Печать Опубликовано : 30 Сентябрь 2007 | Просмотров : 4528

Русские вилы Конкурс экспромтов Пути Никола Тесла Календарь Звуковые фаилы Книги Американская мафия Галерея Юлии Кочуриной КПК для пишущих
џндекс.Њетрика ЕЖЕ-правда Всемирная литафиша
© 2019 www.danneo.com