ПЕРИФЕРИЯ

журнал под редакцией
СЕРГЕЯ ТАШЕВСКОГО

RUSSIANPOEMS.RU

Введите слово для поиска :

ВЕТВИ ТРИАДЫ

TEXT +   TEXT -           



    О китайской мафии – «Триаде» – вспоминают довольно редко. А между тем это самая мощная и многочисленная преступная группировка в мире. Только в Китае и на Тайване она насчитывает один миллион двести тысяч человек, плюс множество ее звеньев разбросано по всей планете – они есть в Токио, Нью-Йорке, во всех европейских столицах. Как минимум три звена «Триады» действуют в Москве, а их численность на Дальнем Востоке не поддается даже приблизительной оценке. Известно только, что с помощью «Триады» ежегодно через российскую границу перебирается почти тридцать тысяч нелегальных иммигрантов из Китая. И немалая их часть является солдатами «Триады». Да, «Триада» не миф. Она гораздо ближе к нам и гораздо сильнее, чем нам хотелось бы думать. Почти каждый день мы встречаем на улице ее незаметных солдат. Но мы не знаем о ней почти ничего, потому что «Триада» – одна из самых законспирированных организаций в мире. И еще – потому что китайская мафия старается не вмешиваться в наши дела, собирая дань и верша суд в основном среди своих иммигрантов. Но именно «Триада» способствует их неуклонному расселению и захвату все новых территорий. Она дает кредиты для открытия бизнеса. Она заботится о китайской диаспоре. Она подкупает чиновников иммиграционных служб. Она способствует проникновению китайских товаров на все рынки мира. И постепенно ее могущество становится столь велико, что его уже нельзя не заметить…
    
    В ТЕНИ ЛОТОСА
    
    История «Триады» уходит в глубь веков вполне по-китайски, примерно на 2200 лет. Первые организованные разбойничьи отряды появились в Поднебесной еще во времена царствования императора Цинь Ши Хуанди (221 - 210 гг. до н. э.). Они промышляла пиратством и работорговлей, и назывались тогда «Тень лотоса». Но примерно за три века до того, в 495 году до н.э., случилось другое событие, которое, согласно легенде, и сыграло главную роль в появлении «Триады». В Китай пришел индийский монах Ба Туо, чтобы донести до жителей Срединного государства учение Будды. Именно он заложил первый камень в ставший всемирно известным монастырь Шаолинь. Вскоре вслед за ним сюда пришел из Индии другой буддистский монах, взявший себе китайское имя Да Мо. Он стал первым настоятелем Шаолиньского монастыря, где старался научить новообращенных искусству медитации. Легенда гласит, что это ему слабо удавалось, потому что бывшие китайские крестьяне постоянно впадали не в медитацию, а в сон. И тогда для укрепления тела и духа своих братьев Да Мо придумал сложный комплекс физических упражнений, которые его последователи совершенствовали на протяжении нескольких столетий. В i веке до н.э. на основе этих упражнений монах Квой Пе создал единую систему самообороны — «тайцзицюань», или «искусство длинного кулака». Спустя три столетия индийский монах под именем Ца Му, ставший очередным настоятелем Шаолиня, дополнил эту систему приемами по мгновенному превращению «внутренней энергии» в физическую. Во времена династии Мин такая система, слегка упрощенная и унифицированная, была взята на вооружение императорской армией – ее-то мы и знаем сегодня под названием «Кунгфу». Однако в Шаолине она продолжала совершенствоваться вплоть до 1674 года, когда маньчжуры, свергнув последнего правителя династии Мин и захватив весь Китай, осадили монастырь. Согласно преданию, 128 монахов в течении десяти лет оборонялись за его стенами против многочисленной армии захватчиков, и лишь предательство одного из братьев помогло маньчжурам одержать победу. Все обитатели монастыря погибли – кроме пятерых монахов, непревзойденных мастеров кунгфу, которым удалось прорваться и уйти от преследования. Эти пятеро (их в «Триаде» называют отцами-основателями, и их имена всегда носят пять главных боссов в любом ее звене) и создали тайное общество, названное «Саньхэ хой» – «Союз Триады». Почему «Триады», если их было пятеро? Ответ прост: согласно древней китайской традиции, гармония всего сущего основана на взаимодействии трех составляющих – Неба, Земли и Человека. Пятеро шаолиньских монахов полагали, что маньчжуры нарушили эту гармонию – и их задача теперь ее восстановить. Поэтому они отправились на поиски единомышленников, которых вскоре обрели в лице разбойников из банд «Тени лотоса». Неизвестно, что произвело на бандитов большее впечатление – горячие проповеди или удивительное владение боевым искусством, но пятеро монахов были объявлены предводителями всех банд Китая. И отныне этот союз назывался «Триадой».
    
    ОТ ЛАВОЧНИКА ДО ПРЕЗИДЕНТА
    
    Пока «отцы-основатели» были живы, «Триада» действительно оставалась партизанской организацией, наносившей удары маньчжурам. Впрочем, своими заботами она исправно делилась со всем населением Китая: каждый лавочник был обязан платить пятнадцать процентов от своей прибыли в казну «Триады» – для покупки оружия и провианта. Когда же пятеро шаолиньских монахов отошли от дел, и их место заняли приемники, «Триада» постепенно стала возвращаться к старому промыслу. Девиз "Фань Цин, Фу Мин", что значит "низвергнем Цин, вознесем Мин", не был забыт (он не забыт до сих пор, и торжественно произносится на каждом собрании ячеек «Триады», хотя после образования Китайской Республики уже сто лет как потерял всякий смысл), но пиратство, контрабанда и рэкет стали занимать куда больше времени, нежели патриотические подвиги. Впрочем, и для них «Триада» всегда находила место. Именно ее члены были инициаторами знаменитого «Восстания боксеров» в Пекине против европейской экспансии в Китай. Это случилось в 1900 году, в эпоху правления жестокой императрицы Цы Си, с именем которой связывают еще один патриотический порыв членов «Триады», имевший, безусловно, огромное влияние на историю Китая. Речь идет о бегстве и чудесном спасении будущего президента Китайской Республики, а тогда известного бунтовщика и революционера Сунь Ятсена. Дипломатические ноты, разосланные императрицей во все страны, требовали выдачи беглеца – и американская администрация, не желая портить отношения с Китаем, отказалась предоставить Сунь Ятсену политическое убежище. Тогда он переправился в Лондон, но там его уже поджидали агенты Цы Си. Они схватили его и спрятали на территории китайского посольства, рассчитывая затем незаметно переправить в Поднебесную для пыток и неминуемой казни. Однако об этом каким-то образом узнали члены лондонской «Триады» (а надо сказать, что Сунь Ятсен некогда принимал весьма активное участие в создании филиала «Триады» в Гонконге). И впервые в истории этой тайной организации, желая защитить своего брата, китайские мафиози обратились к властям и прессе. Разразился скандал, в результате которого китайцы были вынуждены выпустить Сунь Ятсена на свободу. А спустя десятилетие он вернулся в Китай победителем.
    Впрочем, «Триада» всегда была накоротке с президентами. Занимавший этот пост Чан Кайши ощутил силу мафии, что называется, «на своей шкуре» – когда однажды во время делового визита в Шанхай была похищена его жена. Проблема решилась достаточно быстро – вскоре ему в президентский номер позвонил один из руководителей местной «Триады», и вежливо объяснил, что супруга находится в полной безопасности, а за безопасность нужно платить. Чан Кайши не стал тогда торговаться, и вскоре воссоединился со своей половиной.
    
    ПАТРИОТЫ
    
    Сегодняшняя «Триада» уже не борется за независимость Китая, ибо бороться в сущности не с кем. Разве что с коммунистическим режимом, на который мафия вполне могла бы хранить обиду: в шестидесятые годы Мао Цзе Дун объявил непримиримую борьбу против организованной преступности, и перестрелял всех лидеров «Триады» вплоть до смотрящих - шо хай - по всем китайским провинциям. Но на место казненных тут же встали их сыновья, младшие братья и даже дочери, так что «Триада» практически не заметила потери бойцов. И не затаила зла на коммунистов. Просто еще больше законспирировалась. Как ни странно, ныне «Триада» вообще полностью индифирентна к китайской власти, и даже старается в чем-то проводить ее линию «в массы». Так, например, когда недавно, в 2002 году, Политбюро Китая объявило в стране «год туризма», «Триада» приложила все усилия для охраны иностранных подданных. В течении 12 месяцев ни один зарубежный турист не был убит или ограблен на всей территории КНР.
    Вообще, «Триада» в отличии от большинства мафий в Старом и Новом свете, ведет себя очень патриотично по отношению к государству и своим согражданам. Те пятнадцать процентов прибыли, которые регулярно, со времен шаолиньских монахов, собираются от каждого китайского предпринимателя, где бы он ни работал (в Австралии, в Антарктиде – это для «Триады» не имеет значения) – возвращаются в Китай, и вкладываются в китайскую экономику. Это – железный закон «Триады». Ни один цент не вывозится из страны и не вкладывается в иностранный банк. При этом «Триада» по сей день считает своим долгом заботиться о благополучии китайцев – так, например, совсем недавно, в разгар вспышки атипичной пневмонии, гонконгское отделение «Триады» объявило о премии в миллион долларов врачу, который сможет найти лекарство от смертельной болезни, а один из лидеров группировки предложил щедрое финансирование исследовательским центрам.
    Но это лишь одна сторона медали, на другой же – немыслимая, почти выходящая за рамки понимания жестокость «Триады», которая в первую очередь выплескивается на соотечественников. Каждый, кто отказывается платить дань, или преуменьшает свою прибыль, немедленно уничтожается вместе со своей семьей. Сжигается и его магазин или лавочка, а может быть даже офис, завод, фабрика – для «Триады» такие мелочи не имеют значения.
    Распространившись по всем континентам, «Триада» занимается и стандартными для всех мафий мира промыслами – поставляет наркотики, содержит публичные дома и игорный бизнес, переправляет контрабандные товары. «Специальным» же профилем «Триады» является пиратство, с которого все когда-то началось – и которое процветает по сей день. Вооруженный захват судов в Индийском океане приносит мафии не самую большую прибыль, но к нему относятся как к традиционному и благородному занятию. Весьма любопытно, что пиратством (как, впрочем, и другой «криминальной» работой) в «Триаде» часто занимаются женщины, и самым знаменитым китайским пиратом xx века была дочь одного из боссов мафии, мадам Лили Вонг, много лет разорявшая малайское побережье. Говорят, что после войны на ее катерах служило множество бывших офицеров СС.
    
    ВСЕГДА НАВЕРНЯКА
    
    Да, вход в «Триаду» открыт и для мужчин, и для женщин, причем попасть в ряды мафиози стремится едва ли не половина всего безработного населения Китая. Однако стать даже рядовым бойцом «Триады» достоин далеко не каждый. Для этого нужны рекомендации четырех «солдат» мафии или одного босса. Для этого нужно выучить клятву из тридцати шести пунктов и вызубрить всю историю «Триады» со времен Шаолиньского монастыря до наших дней. Но – самое главное – нужно показать себя в деле, и, желательно, совершить убийство. В «классическом варианте» это должно быть убийство китайского полицейского, который отказался принять взятку от «Триады». Однако здесь существует одна проблема: такие полицейские вообще встречаются на территории нынешнего Китая достаточно редко, а, кроме того, мафия всегда проверяет заранее, будет принята взятка или нет. Для этого в каждой ячейке «Триады» обязательно имеется специальный человек, исполняющий обязанности психолога. В круг его обязанностей входит и анализ характеров предполагаемых жертв, и прогноз поступков подкупаемых чиновников – поскольку «Триада» всегда действует наверняка. Что же касается кандидатов в солдаты мафии, то они могут совершить убийство любого человека, не имеющего отношения к «Триаде» и не находящегося под ее покровительством. Мотивов никаких для этого не нужно, благо Китай перенаселен.
    После такой «проверки» новичков допускают к торжественному ритуалу, который мало чем, в сущности, отличается от ритуалов Коза-Ностры, хотя и родился на развалинах монастыря Шаолинь. То же самое круговое движение чаши, в которую каждый добавляет свою кровь. То же самое сжигание белой материи или листа бумаги. Такая же, только более развернутая клятва, за нарушение каждого пункта которой можно поплатиться жизнью. Только здесь это не символ, а реальность. Нарушивший один из тридцати шести пунктов клятвы мафиози не сможет прожить больше одного дня, причем последние десять часов будут заполнена пыткой и мучениями.
    Но поток желающих стать солдатами «Триады» не иссякает. Самая незаметная и законспирированная мафия в мире – одновременно самая многочисленная и хорошо вооруженная, а вдобавок еще и хранящая традиции боевых искусств Шаолиньского монастыря (многие знаменитые мастера кунгфу состояли и состоят в «Триаде»), она давно уже выплеснулась за пределы Поднебесной, распространившись с волнами китайской иммиграции по всей планете. Она не посягает на собственность иностранцев – но отбирает ее постепенно, как раковая опухоль. Создавая для самой себя «питательную среду» в виде многочисленных китайских кварталов, общежитий, поселков, переправляя через границу огромные партии китайских товаров и продавая их по демпинговым ценам, «Триада» незаметно вытягивает из экономик других стран едва ли не те же пятнадцать процентов, которые завещали когда-то брать для борьбы с маньчжурами монахи Шаолиня. А журналисты восклицают:
     «Никто не знает, сколько членов Триады в мире, как никто не знает и ее богатств, на которые она в состоянии покупать целые правительства. Влияние Триады в Тихоокеанском регионе огромно и так же не поддается никакому контролю, как никто не знает, сколько ее денег вложено в имущество на всех континентах — в Европе и Америке». Все это кажется так далеко от нас… Однако компьютер, на котором пишется эта статья, произведен в Китае – и можно почти не сомневаться, что пятнадцать процентов от вырученных за него денег ушло в кассу «Триады».
    
    
    
    © Сергей Ташевский
    Все вопросы о перепечатке - periferia@yandex.ru

Печать Опубликовано : 30 Сентябрь 2007 | Просмотров : 8642

Русские вилы Конкурс экспромтов Пути Никола Тесла Календарь Звуковые фаилы Книги Американская мафия Галерея Юлии Кочуриной КПК для пишущих
џндекс.Њетрика ЕЖЕ-правда Всемирная литафиша
© 2019 www.danneo.com