ПЕРИФЕРИЯ

журнал под редакцией
СЕРГЕЯ ТАШЕВСКОГО

RUSSIANPOEMS.RU

Введите слово для поиска :

БЛИСТАТЕЛЬНЫЙ РЕЙЛИ

TEXT +   TEXT -           

     Большие внимательные глаза, тонкие чувственные губы, правильный овал лица - портрет, напоминающий о кумирах немого кино эпохи первой мировой. Но Джордж Сидней Рейли не был актером. Скорее - режиссером мировых трагедий, дипломатических скандалов, столкновений европейских разведок. А еще он был великим постановщик исторических драм и колуарных фарсов, любовных комедий и буффонад. Но не на подмостках, а в жизни. И сама его жизнь - нескончаемая трагикомедия, проходящая на сценах всего мира: от Одессы до Нью-Йорка, от Порт-Артура до Рио-Де-Жанейро.

     О нем известно все и ничего. Даже того, что мы знаем, слишком много для одной человеческой жизни длинной в 51 год. Чтобы сделать столько, сколько сделал он, нужно почти каждый день совершать новые поступки, под новыми именами, в разных частях мира. Но похоже, нам известна лишь малая часть деяний  мистера (господина, товарища) Джорджа Рейли - агента ОГПУ, английской, японской, русской и множества других разведок. Историки до сих пор спорят, существовал ли он на самом деле, но без Рейли им было бы трудно объяснить многие события в историии первой четверти XX века. А для нас без Рейли совсем иначе звучали бы слова "секретный агент", "шпион", ведь именно он невольно создал имидж шпионской профессии, где тесно сплетены роскошная жизнь и смертельный риск, любовные похождения и убийства, изящные манеры и циничный холодный рассчет. Джордж Сидней Рейли - первый прототип знаменитого Джеймса Бонда в романах Флеминга, каждый из которых кончается хэппи-эндом. Но он же - герой фильма советских времен "Операция "Трест", в конце которого его ждет безславная гибель. Какой из этих образов ближе к правде? Действительно ли ОГПУ поставило точку в карьере знаменитого шпиона? Историки спорят и об этом. Официальные документы утверждают, что Джордж Сидней Рейли расстрелян в 1925 году и похоронен во внутреннем дворике лубянской тюрьмы в Москве. Неофициальные источники сообщают: в 1940 году его видели в Китае, в 1942 году - в Америке… Как бы то ни было, правдивая история жизни Сиднея Рейли никогда не будет написана. Поэтому обратимся к легендам - и тем неопровержимым фактам, которые в биографии Рейли, кажется, встречаются лишь для того, чтобы окончательно сбить с толку его биографов.
     
      Вот первый факт: мальчик, которому впоследствии предстояло носить помимо многих десятков других имен имя Джорджа Рейли, родился в 1874 году на территории Российской Империи, в Херсоне, в семье маклера Розенблюма. В первые дни жизни он получил, как будто в задаток своего авантюрного будущего, сразу два имени: еврейское Шломо, и "светское" - Зигмунд. А вот и первая легенда: она утверждает, что подлинным его отцом был не мелкий предприниматель Марк Розенблюм, а доктор Зигмунд, специально выписанный для лечения матери из Вены и много лет состоявший при семействе - отсюда и второе имя. Но кто бы ни был его отцом, детство Рейли проходило в полной безмятежности. Семья числилась среди самых богатых в южных губерниях. Спустя несколько лет после его рождения родители переехали в Одессу, где Рейли окончил гимназию, а затем поступил на физико-математический факультет Новороссийского Университета. Там он проучился два семестра, прежде чем неожиданно исчезнуть. В один из дней мадам Розенблюм нашла записку от своего тихого мальчика, в которой сообщалось, что его тело следует искать подо льдом Одесской гавани. Однако нашелся Рейли не в морской пучине, а на твердой немецкой земле. Как ему в 18 лет удалось попасть в Германию - без денег, и даже без документов? Об этом снова - только легенды. Одни гласят, что о молодом студенте позаботился злосчастный доктор Зигмунд. Другие (более похожие на правду) намекают, что уже в юности Рейли имел серьезные столкновения с законом, доставлял в Одессу контрабанду или какую-то секретную информацию, и даже был однажды арестован, но освобожден за серьезную взятку. Так что, скорее всего, никакой трагической записки не было - а был первый трагифарс, разыгранный Редли, чтобы благополучно бежать из России.
     Несколько месяцев Сидней проучился в Гетингенском Университете, штудируя философию, затем переехал во Францию, а в начале девяностых годов оказался в Англии. Юноша со сногсшибательной внешностью, изысканными манерами и великолепным образованием (уже в 20 лет Рейли знал в совершенстве шесть европейских языков, позднее к ним прибавились японский и китайский) пользовался успехом у женщин, принадлежавших к самым разным слоям общества - от простых горничных до аристократок, от безвестных красавиц до знаменитых писательниц. Один из стремительных романов молодого Рейли стал буквально романом - на бумаге. Именно Сидней стал праобразом знаменитого "Овода" для влюбленной в Рейли Лилиан Войнич. Но все это были для юноши лишь отблески чужой славы, а он сам хотел "покорить если не Англию, то хотя бы весь мир". Увы! Обладая всеми добродетелями аристократа, Рейли не имел самых главных: состояния и стабильного дохода. Безденежье заставляло хвататься за любую представившуюся возможность. И Сидней был к этому готов.
     Однажды в 1897 году, читая газету, он наткнулся на маленькое объявление, которое изменило всю его жизнь. Это была заметка о наборе рабочих в этнографическую экспедицию. Рейли пришел по указанному адресу, и спустя месяц вместе с десятком других рабочих уже прорубал дорогу в дебрях Бразилии. Цели той экспедиции так и остались загадкой, но доподлинно известно, что ее ждал трагический финал: большая часть людей погибла от болезней. В живых остался только Сидней Рейли и двое англичан, которых ему удалось буквально на своих плечах вынести из непроходимых джунглей. Одним из спасенных был мистер Фрезерджил, майор секретной службы Ее Величества. Как гласит легенда, именно он разглядел в Рейли талант шпиона, и завербовал его в СИС. Однако было ли появление Рейли в этой (явно шпионской, а не этнографической) экспедиции простой случайностью? Не работал ли он уже к тому моменту на английскую разведку, или на разведку какой-либо другой страны? Об этом остается только догадываться.
     Так или иначе, с 1897 года официально началась карьера секретного агента Ее Величества Джорджа Сиднея Рейли. А спустя год началась его карьера профессионального обольстителя, которая, что ни говори, давала куда больше денег. Секрет был прост: находить в высшем обществе молодых красавиц, состоявших в браке с богатыми стареющими джентельменами, заводить с ними романы, а потом…
     Богатый священник Хью Томас, за молодой женой которого Сидней Рейли ухаживал несколько месяцев подряд, после милой вечеринки с участием супруги и ее вежливого приятеля скоропостижно скончался. Бедняга не знал, что Сидней Рейли, кроме философии и математики, в свое время изучал химию и медицину. Кроме того, Рейли умел писать любым почерком, и не только любовные письма. Для него не составляло никаких трудов подделать заключение о смерти. Получив наследство, 24-летняя вдова Маргарет Томас столь же скоропостижно вышла замуж за Рейли. Был куплен дом в самом центре Лондона, в котором устраивались роскошные приемы, и вообще жизнь шла на широкую ногу. Словно в насмешку над слухами, ходившими вокруг молодой четы, Рейли (впрочем, пока еще он носил свое "одесское" имя Зигмунд Розенблюм) стал членом Британского химического общества, и основал фирму по производству патентованных лекарств. Однако деньги, заработанные той единственной таблеткой, которая так помогла старику Томасу осчастливить молодую пару, неумолимо подходили к концу. Кроме того, слухами заинтересовалась полиция. И в 1899 году Рейли исчез вместе со своей супругой. Как всегда, по-английски.
     Он опасался вовсе не Скотленд-Ярда, от которого был надежно защищен статусом секретного агента. Повод для беспокойства был куда серьезней: возможность международного скандала. Дело в том, что к концу девяностых годов Рейли уже стал крупнейшим деятелем трансевропейского подпольного бизнеса, и отчасти в этом ему помогли британские спецслужбы. Именно они внедрили Рейли в "Общество друзей свободной России" - организацию, собиравшую в Лондоне деньги для русских революционеров. Но, исправно снабжая своего шефа информацией о "российских карбонариях", Рейли не забывал завязывать и свои, чисто деловые контакты. И в 1898 году все западные губернии России были буквально наводнены фальшивыми рублями, "качество которых оказалось столь высоким, что невозможно было отличить их от настоящих без специальной аппаратуры". Еще бы! Ведь фальшивые деньги печатались в окрестностях Лондона, на вилле члена Британского химического общества! Царская охранка сбилась с ног в поисках того, кто, по словам одного из высших полицейских чинов "поставил под угрозу всю российскую экономику". В конце концов выяснилось, что следы ведут в Лондон. Но к этому моменту Рейли уже не было в Англии. Его потеряла из виду даже британская разведка. А он находился в самом безопасном месте - там, где русской полиции никогда не пришло бы в голову его искать. Разумеется, в России.
     Здесь-то он наконец и примерил на себя английскую фамилию Рейли, которая вместе с поддельным паспортом пришлась вполне впору. Не изменяя своим привычкам. Сидней обедал в самых дорогих ресторанах, останавливался в самых дорогих отелях, и, разумеется, тайком от Маргарет заводил романы с самыми изысканными светскими красавицами. Но в российской столице он пробыл совсем недолго - путь его лежал на Дальний Восток. Туда, где назревала первая большая война XX века.
     Можно сказать, что сдача Порт Артура в русско-японской войне была предрешена, потому что здесь в нужный момент оказался Сидней Рейли. Когда в 1903 году его обнаружил там шеф британской разведки, Рейли уже был глубоко задействован в шпионской игре, которую вели русские и японцы. Работая и на российскую, и на японскую разведки, Сидней получал немалые деньги от обеих сторон, но с радостью согласился сотрудничать со своими старыми коллегами. Пусть сам он родился в Херсоне, пусть был "гражданином мира", но если и хотел принадлежать к какой-то нации - так только к британской. Поэтому англичане знали об укреплениях Порт-Артура почти столько же, сколько японцы. А японцы знали о них все.
     Предчувствуя большие перемены на карте мира, Рейли решил совместить их с переменами в личной жизни, и отправил уже изрядно надоевшую ему Маргарет в Лондон. Все оставшееся до войны время он провел со своей новой любовницей, Анной, женой одного из английских дипломатов. А за два дня до объявления войны и нападения на Порт-Артур Рейли легко и светло простился и с ней. Собрал чемоданы и отправился в российскую столицу. Здесь его миссия была уже выполнена.
     В Петербурге Сидней начал все заново. У него появилась новая любовница, Надя Залесски, девушка из семьи потомственных офицеров. Именно она помогла ему сблизиться с со многими нужными людьми, и познакомила даже с Григорием Распутиным, так что английская разведка была теперь в курсе всего, что происходит при русском дворе. Кроме того, Рейли открыл брокерскую контору по оформлению морских грузов, но на самом деле это была лишь вывеска, за которой он вел самую серьезную шпионскую деятельность - как на благо Британской империи, так и на благо своих карманов. Сидней регулярно снабжал своего шефа информацией о перевооружении российской армии, а западным фирмам продавал за немалые деньги секреты самых последних российских изобретений - и таким образом, по мнению историков, стал основоположником промышленного шпионажа. Но ему удавалось сочетать приятное с полезным, светские приемы и балы с шпионской деятельностью, увлечения - с выведыванием новых секретов. Именно Рейли "стоял у колыбели" российского воздухоплавания, он был близким другом известного летчика Уточкина, и именно на деньги Рейли был организован знаменитый, вошедший во все учебники истории перелет "Петербург-Москва". Большая часть аэропланов разбилась, так и не долетев до цели. Не вполне ясно почему, но вскоре в Англии Рейли было заочно присвоено звание офицера воздушных войск Ее Величества…
     Эту деятельную жизнь чуть не омрачил небольшой скандал, который готовился разразиться над головой Рейли. Отчаявшись дожидаться своего супруга в Лондоне, в Петербург внезапно приехала Маргарет. Где и застала Сиднея в постели с очаровательной Надей Залесски. Но все мы гости на этой земле, а гостям негоже устраивать скандалы… Не прошло и нескольких дней, как законная жена Рейли отправилась вслед за своим первым супругом - и, вероятно, тем же способом. Ведь фармакологические познания Рейли с годами не стали слабее…
     Однако эти прискорбные события заставили Сиднея вновь подумать о том, что пора сменить место жительства. Забрав Надю, он отправился на юг Франции - в небольшой отпуск. Там их и застала первая Мировая война. Счастливой парочке не слишком хотелось теперь возвращаться в Россию: за шпионами там охотились всерьез. И любовники отправились в Америку.
     Здесь, впрочем, их дороги и разошлись. Надя превратилась в тихую домохозяйку и старательную мать (она успела родить Сиднею двоих детей), а Рейли с головой погрузился в новые авантюры и романы. Ему удалось, используя свои связи в Петербурге (теперь уже в Петрограде - города меняли имена не хуже шпионов) наладить нелегальные поставки оружия в Россию. На этом он заработал около трех миллионов долларов - но деньги, даже такие огромные, не задерживались в его карманах. Ночи Сидней проводил с танцовщицами и хористками, вел, как говорится, разгульный образ жизни, и почти забыл о том, что является секретным агентом Ее Величества. Забыла о нем и английская разведка. Но в октябре 1917 года все внезапно изменилось: к власти в России пришли большевики. И Сидней был спешно вызван в Лондон для повторной вербовки, а затем срочно переправлен в Россию.
     Там он, с присущей ему хваткой, мгновенно сориентировался в ситуации, и начал готовить заговор с целью физического устранения Ленина и Троцкого. "То, что происходит здесь, важнее любой войны, которую когда бы то ни было вело человечество. Любой ценой эта мерзость, народившаяся в России, должна быть уничтожена" - писал Сидней в Лондон. Для того, чтобы ближе подобраться к большевистским лидерам, Рейли благодаря давнишнему знакомому добыл для себя подлинный мандат агента ОГПУ на имя Сиднея Рейлинского. Заговор вошел в историю под названием "заговора послов", поскольку в нем участвовали послы государств Антанты. План был разработан до мельчайших деталей, и казался вполне выполнимым. "Я был в милиметре от того, чтобы стать властелином России" - говорил позднее Рейли. Однако эсеры (с которыми Сидней делился не только информацией, но и деньгами, поступавшими от английской разведки) разрушили эти планы, начав действовать на свой страх и риск. Фанни Каплан, совершившая 30 августа 1918 года покушение на Ленина, не только поставила под удар своих соратников - она "подставила" заговорщиков во главе с Рейли. Дзержинский произнес пламенную речь о заговоре британского империализма, и в Петрограде начались повальные аресты. Сам Рейли чудом избежал гибели. Он ушел из квартиры за пол-часа до того, как в дверь стали ломиться вооруженные матросы.
     Ему удалось, спешно переодевшись священником и добравшись в таком одеянии до Риги, вернуться в Лондон, но через несколько месяцев Сидней вновь отправился в Россию. На этот раз в свои родные места - на Украину и в Крым, чтобы налаживать контакты с белогвардейцами. На деле "налаживание контактов" выражалось в безостановочной многомесячной попойке с высшим командным составом белой армии - но и это было для Рейли привычной и приятной работой. Поднимая в новогоднюю ночь 1919 года бокал за светлое будущее России, он и глазом не моргнул, когда ему сообщили, что король Георг V наградил его военным крестом за заслуги перед Британской империей. Что ж, действительно, даже за последние месяцы в редкие часы между пьянством и похмельем ему удалось сделать немало: во всех крупных городах на юге России он создал конспиративные квартиры. И эти квартиры, кстати, не пустовали - в каждой из них жила одна из любовниц Рейли (к тому моменту, как утверждают биографы, их было у него около сотни). Это был его звездный час. Но увы! Звездные часы отстают от земных.
     Белая армия отступала, и Рейли вновь вернулся в Лондон. Война окончилась, большевики победили. Работы для секретного агента больше не предвидилось. Распродавая драгоценную коллекцию изящных тростей и картин, собранную в былые годы, Сидней тщетно пытался поправить свое финансовое положение. Наконец, в 1923 году он уехал в Берлин и вновь женился на богатой вдове (историки полагают, что он добился ее руки тем же способом, что и с Маргарет Томас). Но и эти деньги улетели как ветер. К 1925 году Сидней был беден. По-настоящему беден. И лишен всяких надежд на будущее.
     У него оставался один, всего один близкий друг. И это был последний человек, на которого Сидней мог сделать ставку. Борис Савинков. Он и в эмиграции продолжал строить планы физического устранения большевистских лидеров и военного переворота. Рейли видел в Савинкове не только соратника, а человека предельно близкого по авантюрному духу, человека своей закалки. Но когда в 1924 году некая неизвестная террористическая организация пригласила Савинкова в Москву, чтобы тот возглавил борьбу с большивиками, Рейли сразу почувствовал неладное. Понимая, что друга уже невозможно отговорить, он писал ему из Америки, где находился в это время, с нескрываемой печалью: "мы так с вами можем разъехаться, что пожалуй никогда больше не увидимся". И как в воду глядел. Савинков был арестован и расстрелян вскоре после приезда в Москву, террористическая организация оказалась "подсадной уткой". Это была первая часть знаменитой операции "Трест", разработанной Дзержинским. А жертвой второй части операции спустя год стал сам Рейли.
     Впрочем, ему уже нечего было терять. И когда старинный приятель из английской разведки предложил ему возглавить антибольшевистское подполье в Москве, Рейли не смог (или не захотел) догадаться, что к нему тоже тянутся тонкие нити из ГПУ. Он просто не мог жить без деятельности, без смертельного риска и шальных денег, и ему было все равно, в какой игре теперь участвовать. Главное - участвовать в игре.
     Схваченный через три дня после приезда в Москву и помещенный во внутреннюю лубянскую тюрьму, Рейли ничуть не раскаивался в своем выборе. Знаменитый шпион продолжал жить так же, как всегда - до последнего своего дня. И если в прошлом он снимал лучшие номера в лучших отелях, то теперь это была лучшая тюремная камера во всех российских тюрьмах. Для особо важных заключенных. С кожаным диваном, письменным столом, секретером. Охранники ни на секунду не спускали с него глаз, наблюдая, как он задумчиво и вальяжно курит, развалившись на диване, как продолжает вести дневник на пачках из-под сигарет…
     Рейли продолжал играть до последней минуты. Он охотно отвечал на все вопросы чекистов, но при этом не открыл ни одной тайны и не назвал ни одного имени, о которых бы советская разведка не знала и без него. И спустя месяц, убедившись, что от великого шпиона нет никакого проку, чекисты сдались. Они вынуждены были сообщить Сталину, что Рейли оказался абсолютно бесполезным. "Тогда расстреляйте его без свидетелей" - ответил будущий отец народов. Через несколько часов приговор был приведен в исполнение.
     Но кого именно похоронили в дворике внутренней тюрьмы на Лубянке? Лицо убитого было закрыто мешковиной. Те, кто приводил приговор в исполнение, в свой черед оказались "у стенки" спустя несколько лет, в разгар чекистских "чисток" тридцатых годов. Остались лишь сухие протоколы, которым все-таки не пересилить легенду. Легенду о Сиднее Джордже Рейли, самом плохом человеке, самом удачливом авантюристе, и самом лучшем в мире шпионе.



     С.Т.
Печать Опубликовано : 25 Декабрь 2007 | Просмотров : 4489

Русские вилы Конкурс экспромтов Пути Никола Тесла Календарь Звуковые фаилы Книги Американская мафия Галерея Юлии Кочуриной КПК для пишущих
џндекс.Њетрика ЕЖЕ-правда Всемирная литафиша
© 2017 www.danneo.com