в номер

На главную




ПАРАЛЕЛЬ

    
    Снег висит в воздухе почти неподвижно.
    Декабрь.
    Перемены происходят стремительно, но время медлит.
    Озираясь, оглядываясь, вчитываясь в новости и газетные статьи, косясь на мерцающий экран телевизора или компьютера, чувствуешь себя немножко зайцем, в бок которого ткнулся мокрый нос гончей собаки. Типа, последнее знакомство. По-своему трогательно, потом будет немножко больно, а когда-нибудь об этом напишут книжку. О секундной дружбе тузика и косого.
    И что с того, что человек несовершенен?
    Много с того.
    Простой набор фактов, умещается в пару строк: израильские ученые создают биокомпьютер на основе ДНК (особенность в том, что он может ОШИБАТЬСЯ - точность 99,7 процента); в Америке впервые клонируют человека (правда, эмбрион разрушен); Европарламент голосует против закона, запрещающего клонирование людей... Все это - за одну неделю. Что еще? "Локомотив" проиграл. Что еще? Израиль оборзел. Что еще? Талибы сдаются. Что еще? Еще? Еще?
    В КАКОМ МИРЕ МЫ ЖИВЕМ?
    Висим как снег?
    Все четче - красной строкой - нам пишут, что, мол, последние времена. Что, мол, от мира, к которому мы привыкли, в ближайшие годы не останется и следа. Мы киваем, привычно киваем, привычно вздыхаем. Чорт возьми! Даже эти кислотные юноши и девушки с пустыми, по нашему мнению, прическами, не готовы к такому! Они готовы в крайнем случае к атомной войне. Но атомной войны не будет. Вот в чем фокус: будет что-то совсем другое.
    Будут новые холодильники и стиральные машины.
    Будут бессмертные особи и запасные тела для них.
    Будут вживленные в мозг мобильные телефоны, при случае задающие твое поведение. Только в крайнем случае.
    Будут биологические сверхкомпьютеры вместо президентов.
    Будут импульсы удовольствия и печали.
    Много чего будет, список можно длить и длить.
    Гораздо легче представить - чего не будет.
    Но это уже лирика.
    
    Одно спасение - простор. Россия имеет кучу уголков, в которых останется жизнь еще сотни лет. Останется - по экономическим соображениям.
    
    Самое сильное впечатление последнего месяца: смерть Астафьева. И - фильм, который показали в ночь после его смерти: путешествие с Виктором Астафьевым по северным рекам. Фильм длился три часа без малого, и невозможно было оторваться от экрана. Простые слова, простые жесты. Точность и простор сказанного.
    Страна теряет величайшего своего писателя. Теряет - и почти не замечает. Как не замечала его последние десять лет.
    Паралельные миры. Живой Астафьев пишет книгу за книгой. Эти книги издаются. Их покупают. Их читают! А между тем о литературе - значит о Пелевине, Сорокине, Акунине? Астафьев, Солженицын - как будто девятнадцатый век... Ау!
    Но вот это и дает главную надежду: паралельность миров.
    
    То, о чем мы говорим и думаем, то, что как будто бы дышит нам в затылок технократической реальностью - туман из другого измерения. Пусть это очень едкий туман. Рядом (и не только в России, но и на Аляске) точно так же, как сотни лет назад, выходят во двор рубить дрова. Мир многомерен. Его не подчинить одному безумию, одной идее и движению. Это мы слишком впечатлительные - и нерешительные, как этот снег.
    Снег висит под фонарем, раздумывая, куда упасть.
    Когда-то здесь было море, - думает снег.
    Когда-то здесь был лес.
    Теперь - какой-то город, асфальт, машины.
    Через пару эонов, пару круговоротов воды в природе - что он будет вспоминать? - спросите вы.
    Глупый вопрос!
    Если бы у снега на самом деле была память, он предпочел бы падать только весной.
    
    
    С.Т.
    


ваше мнение назад  архив   вперед начало
 



TopList UP.RU - Internet catalog