ПЕРИФЕРИЯ

журнал под редакцией
СЕРГЕЯ ТАШЕВСКОГО

RUSSIANPOEMS.RU

СОБРАНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ

TEXT +   TEXT -           


    
    МГНОВЕННО
    
    Сегодня я гулял по набережной Ялты – где проходил в любую погоду, многие годы. Я шел по ней, может быть, почти в последний раз. Это был чужой город, в котором хотелось избежать обыкновенных случайных встреч, праздных расспросов, за которыми теперь разверзается бездна. Я впервые шел не как житель и насельник этого теплого гнезда, втайне наслаждающийся своим единством с городом, а как знакомый, но все-таки сторонний наблюдатель.
    Навстречу мне шла толпа. Я внимательно вглядывался в лица встречных людей, в женские и мужские, в юные и старые, и каждое мгновение представлял, как, наверное, они выглядят, какие они светлые и прекрасные в тем минуты, когда эти люди влюблены. И лица преображались, а по асфальту скользил теплый ветерок, дуновение лучей низкого октябрьского солнца.
    Удивительно, что все эти люди не обращали внимания на занятную сценку, разыгрывающуюся прямо у них под ногами, посередине променада. Там каким-то неисповедимым образом лежал маленький присохший кусок навоза. Огромная редкость для нынешней, выстланной скользким серым полированным гранитом набережной, которую каждую ночь моют специальными машинами! Тем не менее. Крошечная плюшка навоза лежала с таким видом, словно сохла тут не первый день. А над ней стояла обычная, коренастая и коротконогая, лысоватая, но чем-то необыкновенно очаровательная ялтинская собака. Характерно (по-ялтински опять же) высунув язык на плечо и слегка вывалив глаза из орбит, она деловито повторяла одну и ту же операцию: осторожно лизала сухую плюшку навоза, а затем поспешно переворачивалась на спину и начинала по ней елозить. Все собаки любят делать это, чтобы отбить свой запах (и именно навоз у них почему-то пользуется таким же успехом, как у людей, скажем, французские духи). После пятой или седьмой попытки изваляться в навозе посреди гламура к этой ловкачке подбежала еще одна (верно, сестра), и стала с удивлением следить за ней. Критически обнюхала лежавшую. Та поднялась на ноги, и, кажется, обратилась к соседке с короткой но внятной речью: «Полижешь – поваляешься! Полижешь – поваляешься!».
    Я не мог сдержать улыбки, мне стало смешно от собственных мыслей. Ну, неужели мы тоже готовы на все, чтобы отбить свой запах? Неужели так же забавно смотримся?
    
    О ПЛАНАХ НА ЗАВТРА
    
    …Дай мне машину на две недели, а хочешь, поехали вместе. Да, пусть в самые глухие места, на север, пока еще не выпал снег, а впрочем, возьми теплые вещи. Подальше от Великих озер, в горы, в тайгу. Только давай не будем останавливаться у горных рек. У больших и маленьких, у медленных и быстрых. И не будем останавливаться у рек на равнине. Давай избегать их, насколько можем – обходить, объезжать эти тонкие нити на карте, эти артерии памяти, пока они не впадают в Лету. Ты знаешь, о чем я.
    
    О БОГОСЛОВИИ
    
    …Читая Фуделя (некоторые отрывки меня все-таки смущают), я на минуту отвлекся, вышел на кухню покурить. И в руки мне случайно попала оставленная на столе книга, принадлежащая сыну моей подруги, десятилетнему Данилке. Приключения Гекельбери Финна. Я открыл ее наобум, и моим глазам на мгновение предстала блистательная апология православия, написанная, оказывается, когда-то Марком Твеном:
    
    «Ну и пробрала же меня утром старая мисс Уотсон за мою одежду! Зато вдова совсем не ругалась, только отчистила свечное сало и глину и такая была печальная, что я решил вести себя это время получше, если смогу. Потом мисс Уотсон отвела меня в чулан и стала молиться, но ничего не вышло. Она велела мне молиться каждый день - и чего я попрошу, то и дастся мне. Но не тут-то было! Я пробовал. Один раз вымолил себе удочку, только без крючков. А на что она мне сдалась, без крючковто! Раза три или четыре я пробовал вымолить себе и крючки, но ничего почему-то не вышло. Как-то на днях я попросил мисс Уотсон помолиться вместо меня, а она обозвала меня дураком и даже не сказала, за что. Так я и не мог понять, в чем дело.
    Один раз я долго сидел в лесу, все думал про это. Говорю себе: если человек может вымолить все, что угодно, так отчего же дьякон Уинн не вымолил обратно свои деньги, когда проторговался на свинине? Почему вдова не может вымолить серебряную табакерку, которую у нее украли? Почему мисс Уотсон не помолится, чтоб ей потолстеть? Нет, думаю, тут что-то не так. Пошел и спросил у вдовы, а она говорит: можно молиться только о "духовных благах". Этого я никак не мог понять; ну, она мне растолковала; это значит: я должен помогать другим и делать для них все, что могу, заботиться о них постоянно и совсем не думать о себе. И о мисс Уотсон тоже заботиться, - так я понял.
    Я пошел в лес и долго раскидывал умом и так и этак и все не мог понять, какая же от этого польза, разве только другим людям; и решил в конце концов не ломать над этим голову, может, как-нибудь и так обойдется. Иной раз, бывало, вдова сама возьмется за меня и начнет рассказывать о промысле божием, да так, что прямо слеза прошибает; а на другой день, глядишь, сэр Уотсон опять за свое и опять собьет меня с толку. Я уж так и рассудил, что есть два бога: с богом вдовы несчастный грешник еще как-нибудь поладит, а уж если попадется в лапы богу мисс Уотсон, тогда спуску не жди. Все это я обдумал и решил, что лучше пойду под начало к богу вдовы, если я ему гожусь, хотя никак не мог понять, на что я ему нужен и какая от меня может быть прибыль, когда я совсем ничего не знаю, и веду себя неважно, и роду самого простого.»
    
    ИЗ ФУДЕЛЯ
    
    «Вот почему надо писать о любви и не-любви, о святости и несвятости. Здесь узел духовного бытия.
    Но писать о любви - значит, прежде всего писать о смирении, точнее говоря, - о смирении любви, так как "любовь не ищет своего", но забывает о "своем" и отдает "свое" в смирении. Только смирение может о себе забыть. Смирение есть сама природа отдающей себя, жертвующей собою любви.
    "Чтобы положить основание любви, надо начать с жертвы", - так "святоотечески" сказал военный летчик Экзюпери.
    Смирение и есть "жертва": "Жертва Богу - дух сокрушен, сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит" (Пс. 50).
    
    ПУСТЯКИ
    
    Трава погружает в иную, пустячную реальность, в мнимую значимость бытия. А я и рад. Буду играть как ребенок, играть пустяками. В конце концов это так обычно, зачем стыдиться? Мне ведь нужно забвение, океан забвения. Но я не могу слышать хорошую музыку, потому что она вырывает меня из этого океана. Я не могу читать хорошие стихи, слушать нежные и печальные песни, я не могу гладить этот мир по шерсти своим взглядом – без слез. Но особенно музыка. Невозможно ее слушать, не открыв все чувства. И игра в пустяки тогда не спасает. Ну что ж. Я кажется наигрался до отвала. Убери эту шмаль. Пора вставать во весь рост и идти дальше.
    
    О ПЛАНАХ НА ЗАВТРА
    
    Идти к исповеди, да, конечно, я подготовлюсь к исповеди, прочту правило, мне будет легче – идти к настоятелю ливадийского храма, который в общем все и так обо мне знает, и не станет из деликатности задавать лишних вопросов. А все-таки правильней было бы рассказать все кому-нибудь ближе – или кому-нибудь более дальнему. Чувствуя по-настоящему исповедь, пересказывая свои поступки для самого себя, - и что-то понять, открывая их на самом деле Тому единственному, кто все знает Сам. Только, боюсь, это была бы слишком долгая исповедь. Хотел было сказать «исповедь длинною в жизнь», но вовремя остановился. И дело даже не в том, что это отвратительно, тошнотворно красиво, а в том, что неправда. Мне, наверное, хватит нескольких часов, если я прорву молчание. Нескольких минут. Даже мгновения. Чтобы исторгнуть с неба какую-то смертельно горькую ноту. Один вздох. Что ж. Мой друг с Шулдана не исповедник, да и не время ему, а подле ливадийского дворца уже бьют в колокола. Какая разница. Прости, Господи, я иду.
    
    МГНОВЕННО
    
    В сумерках я встретил обычную пару, поднимавшуюся по узкой улочке. Они шли, привычно взявшись за руки, вернее – слегка касаясь кончиками пальцев. Знакомый миг, когда любовь переводит дыхание. В их длинной или короткой истории, вместившейся в годы или дни, был этот ничего не значащий вечер, который, возможно, по какому-то нелепому капризу памяти один из них запомнит навсегда.
    
    
    С.Т.
    Октябрь 2008
    

 Опубликовано : 25 Октябрь 2008 | Просмотров : 9945

Последние комментарии - 89
Страниц : 1 2 3 4 5 » #
CaseyElime | oxdsxt81
21 Январь 2017 20:48
wh0cd976323 buy cafergot online aciclovir revia cost advair buy clomid 100mg tenormin bupropion hcl hydrochlorothiazide triamterene generic augmentin online going here
DorothyWem | n9srywnp
16 Февраль 2017 12:17
wh0cd447918 levitra
JudithMaics | x86zujrq
26 Февраль 2017 09:54
wh0cd41448 generic viagra
DorothyWem | brmmk3lj
06 Март 2017 18:42
wh0cd444039 viagra online
CaseyElime | qzzqezyn
15 Март 2017 18:59
wh0cd313708 Cialis Price
CaseyElime | ghhz4fr4
10 Апрель 2017 22:41
wh0cd313708 cialis no prescription
Brettsmive | w8lsd6er
23 Апрель 2017 15:29
wh0cd249273 cialis cost
Brettsmive | czb809eg
25 Апрель 2017 13:56
wh0cd4814581 buy viagra
Brettsmive | 1s1mk51g
07 Май 2017 22:16
wh0cd249273 cheapest cialis
Brettsmive | sxm5h17p
09 Май 2017 23:20
wh0cd4814581 buy viagra
Страниц : 1 2 3 4 5 » #
Добавить комментарий
Ваше имя (1 слово, без пробелов) :
Заголовок :

Я надеюсь, что вы не робот и сможете ввести
буквы и цифры, которые нарисованны на картинке справа.

Русские вилы Конкурс экспромтов Пути Никола Тесла Календарь Звуковые фаилы Книги Американская мафия Галерея Юлии Кочуриной КПК для пишущих
џндекс.Њетрика ЕЖЕ-правда Всемирная литафиша
© 2017 www.danneo.com