ПЕРИФЕРИЯ

журнал под редакцией
СЕРГЕЯ ТАШЕВСКОГО

RUSSIANPOEMS.RU

ВРЕМЕННАЯ КОМБИНАЦИЯ МОЛЕКУЛ,
или
БЕСКОНЕЧНОЕ СТРАНСТВИЕ РАЗУМА

TEXT +   TEXT -           

Эссе о неочеловеке в романе Мишеля Уэльбека
«Возможность острова»


    
    Мишель Уэльбек – безусловный экзистенциалист. Не знаю уж, какой формации (нео или ретро), но я так и представляю себе его ложащимся спать и видящим сладкие сны о Сартре и Камю – наподобие того, как каждому столичному персонажу, имеющему прямое отношение к поэзии или к музыке, хотя бы раз в жизни снился Владимир Семёнович Высоцкий. Я, например, ехала с ним на вокзал менять струны на гитару перед его же концертом – мы продирались через толпу пассажиров, ожидающих электричку где-то на Павелецком вокзале, и выискивали глазами хоть кого-нибудь, кто бы условно напоминал музыканта. Так вот… Наверняка во снах Уэльбека Сартр и Камю лежат на обочине рядом с абсолютно разбитым автомобилем, который вынесло с дороги лобовым ударом, и, как ни в чём не бывало, попивают «Вдову Клико». «Ну, чума-а-а…» – заключает Альбер, кивая в сторону развороченной машины. «Все там будем», – соглашается с ним Жан-Поль и уходит в лес, потому что его уже давно тошнит не только от окружающей действительности с её двусмысленными проявлениями и подменой понятий, но и банально – от самого себя… В общем, копытца да рожки.
    
    А теперь по порядку.
    
    Я слышала, что начало книги «Возможность острова» многих книгочеев заставило отложить книгу вообще. На самом деле, чтобы получить доступ к тексту романа, нужен пропуск, входной билет. Этим пропуском и стали первые страницы «Острова» – своего рода вводное гониво (около ста страниц), призванное настроить ваш внутренний камертон исключительно на Мишеля Уэльбека, а не на какого-нибудь другого актуального романиста, гений которого заметен с первых же строк... Более того, мне кажется далеко не случайным упоминание главным героем – Набокова. Когда-то Набоков написал о себе: «Я американский писатель, рождённый в России, получивший образование в Англии, где я изучал французскую литературу перед тем, как на пятнадцать лет переселиться в Германию… Моя голова разговаривает по-английски, моё сердце – по-русски, и моё ухо – по-французски». И хотя Уэльбек, истинный француз, не самыми занятными словами отзывается о культовой книжке последних двух столетий «Лолита», мне здесь видится сходство скорее с великолепным романом В.Н. «Дар», где поначалу читателю нужно изрядно потрудиться, чтобы привыкнуть к авторскому ритму, мелодике и порядку слов. И только много позже, разгадав дыхание текста, можно обнаружить в «Даре» целые фрагменты высокопробной рифмованной прозы. Впрочем, здесь нет ничего необычного: чтобы получить свою порцию грудного молока – младенцу тоже нужно хорошенько поработать ручками, а то и головой.
    Однако существует и другое оправдание для этих первых уэльбековских страниц, написанных, словно стенограмма онерического бреда: потому что именно таким и должен быть настоящий Комментарий... Есть Книга Жизни, которую неустанно, на протяжении всей человеческой истории пишет Бог. Есть Тибетская Книга Мёртвых, когда-то облюбованная западным мышлением в лице Юнга. Есть Книга Бытия, написанная пророком Моисеем. И есть Слово, которое было в начале, а не Word – двоичный и оцифрованный клон, безжизненный макет… К тому же Слово было Бог, а Бог был Любовь – и это знают даже богоборцы и циники. Но всё, что находится за гранью этих понятий, какими бы двусмысленными они ни представлялись современному человеку, угнетённому многоликостью информационного пространства, являет собой бесконечный Комментарий – терние и волчцы, произрастающие на прóклятой земле, стерилизованной бессмертием, а потому бесплодной. Child free zone, на которой так настаивает главный герой «Острова» Даниель 1 – это пространство, искусственно созданное одиночеством, старостью и смертью, и/или осознанием их неизбежности. Но даже эта территория – вакуумная капсула собственной значимости и уникальности, обнесённая тишиной бессмертия, – не гарантирует ни покоя, ни счастья.
    
    Как бы то ни было, неочеловек в романе Уэльбека (последователь учения элохимитов) оказался низложен до статуса Агасфера, с той лишь разницей, что первый под прикрытием самообмана, инициированного сначала Пророком, а потом и таинственной Верховной Сестрой, странствует по лабиринтам собственных хромосом, по спиральной конструкции ДНК, – останавливаясь только для того, чтобы добить/продолжить бесконечный Комментарий к самому себе. Эдакий неулыбчивый экзегет от лукавого. Писатель, безусловно, не может сдержаться и цитирует знаменитую фразу: «Мастурбировать – значит заниматься любовью с тем, кого по-настоящему любишь». Но там нет даже этого. К чему самоудовлетворение, когда оно не является грехом? К чему тебе жить, если давно уже «живут тебя»?
    Вся беда в том, что у нового человека в романе Уэльбека не осталось вопросов – ни к себе, ни к жизни в целом, ни к окружающей действительности: «Жизнь неолюдей, – пишет комментатор, – должна была протекать мирно, рационально, вдали и от удовольствия, и от страдания». Поэтому, следуя рекомендация Верховной Сестры и предписаниям Семи Основоположников, неочеловек делает каждое утро знаменитые тибетские упражнения, дабы победить желания (в первую очередь, секс и деньги) и освободить мысль от тела. Он «живёт, созерцая тело в теле, внутри собственного тела; или живёт, созерцая тело в теле снаружи; или живёт, созерцая тело в теле внутри и снаружи. Он живёт, созерцая возникновение тела; или он живёт, созерцая растворение тела; или он живёт, созерцая возникновение и растворение тела. “Вот тело!” – так его внимание устремлено к настоящему, только пока оно служит познанию, пока служит внимательности. Независимый, живёт он и ни к чему в мире не привязан». Независимый, но не свободный. Не привязанный, но всего-навсего застывший истукан – биологический болванчик, питающийся минеральными солями, облюбовавший нирвану даже не движением собственного разума, но положением тела в пространстве. Ох уж это тщедушное стремление современного человека гармонизировать (и, прости Господи, позитивировать) занимаемую им территорию! Йога, мантра, визуализация, пранаяма… Главное, чтобы было позитивненько и чтобы тебя не трогали, когда ты к этому не готов. Спокойствие, малыш, только спокойствие – ты навсегда останешься забавным беспомощным инфантом, лунным розановским человечком на границе Тьмы и Света; священным цыганским текстом, разметавшимся по миру демонической колодой карт. Ты будешь целью, но сам так и никогда не попадёшь в цель. Ты станешь наматывать круги вокруг земли, но не придёшь к финишу – ведь ты воплощение бесконечной гармонии, холодной, как лоб мертвеца.
    Христианскому сознанию не по силам постичь благоухание распустившегося у ног Будды лотоса. И да будет так: зёрна, брошенные из самых благих побуждений реформаторами с Востока, на западной почве произрастут плевелами и бесплодной смоковницей. «Очень страшные люди, которые живут в гармонии с самим собой, – говорит диакон Андрей Кураев. – Упаси Господь, чтобы у меня такие соседи были. Человек, который живёт в гармонии, – это человек, который пребывает в гармонии со своей совестью. А это означает, что у него нет того, что Апостол Павел называл жало в плоть, стрекало в совесть. Человек создан для движения [для нравственного и духовного поиска]. По слову Василия Великого, человек – это животное, получившее повеление стать богом. А если я сказал: остановись мгновение, ты прекрасно?..
    Человек, который живёт без мук совести, который поставил себе пятёрку за поведение, – не христианин… Это со стороны может казаться, что Преподобный Серафим и Иоанн Кронштадтский жили в гармонии... Человек, который живёт в гармонии, изолировал себя, создал свою сферу, свой мирок. А религиозный человек – как Иов: голый и беззащитный, на вершине вулкана. И с этим вулканом он пробует разговаривать…»
    
    Идея бессмертия Элохим (с точки зрения Каббалы, это одно из имён-эпитетов Бога) и научные разработки одного из героев книги, учёного Мицкевича, разделили Человека как такового на две ипостаси. Первая – это вонючий безымянный дикарь, по сравнению с которым дарвиновская обезьяна показалась бы ангелом во плоти. Вторая ипостась – безликий поименованный и, на всякий случай пронумерованный автотроф (Даниель 25, Мария 23, Эстер 31). Первый – воплощение всего животного, что есть в этом мире, плюс глупость, плюс жестокость и обречённость... Второго даже трудно себе представить: он сидит/торчит/висит (сие неизвестно) перед экраном компьютера и, по его же словам, являет собой временную комбинацию молекул с определённым геномом, принадлежащим когда-то его родоначальнику Даниелю 1. Абсолютная стерильность. Минус эмоции, минус творческий акт… Похоже, у неоДаниеля даже отняли душу – нечто незримое, но столь необходимое для того, чтобы называть человека человеком и хоть как-то отличать его от той же собаки.
    
    Известно, что Агасфер был осуждён на скитания до Второго Пришествия, потому что прогнал Христа, когда Тот, идя на казнь и неся Крест с грехами всего человечества, остановился у стены жилища иудея-ремесленника, чтобы отдохнуть. «Иди, чего медлишь? – произнёс Агасфер, ещё не будучи тогда Агасфером. – На обратном пути отдохнёшь…» За похищение огня с Олимпа Зевс наказал пригвоздить Прометея к скале, и каждый день орёл прилетал к нему, чтобы склёвывать его печень… Сизиф в Аиде вечно затаскивает на гору тяжеленный камень, который, едва достигнув её вершины, непременно скатывается вниз… Надо думать, все трое испытывали если не страдания, то щемящую досаду: бессмертие – нелёгкое бремя даже для богов. Однако, пишет Даниель 25, «жизнь неолюдей [в ожидании Пришествия Грядущих] должна была протекать мирно, рационально, вдали и от удовольствия и от страдания». А система, призванная поддерживать твоё существование, как ни крути, навсегда останется механизмом для твоего уничтожения.
    
    Поэтому единственное, что заставляет физическое сердце бессмертного неоДаниеля биться чуть чаще, чем это завещано апостолами учения Элохим, – это любопытство. Правда, на поверку оказывается, что оно было необходимо лишь для того, чтобы выйти за пределы Комментария, покинуть глупую капсулу (вспомним фильм «Матрицу»), а потом, вернувшись обратно из далёкого странствия, дописать свой Комментарий и – перейти в следующий стаз. И так до бесконечности. А вначале – тс-с-с… – была всё-таки зависть.
    Она-то и стала движущей силой для Даниэля 25, отправной точкой к его побегу за рамки самого себя: «Целые недовоплощенные поколения погрузились в печаль, меланхолию, унылую и, в конечном счёте, смертельную апатию. Самым очевидным признаком краха служило то, что я в итоге стал завидовать судьбе Даниеля 1, его противоречивому, бурному жизненному пути, бушевавшим в нём любовным страстям, невзирая на перенесённые им страдания и постигший его трагический конец».
    Жаль, но то немногое, что довелось узнать Даниэлю 25 за стенами Центрального Населённого Пункта (и тут уж было запахло чем-то родным, Замятинским – но нет!), не сделало его ни «человеком прежней расы», ни богом, ни просто существом, наделённым свободой. Он так и остался навеки подобием самого себя. Безобрáзным подобием. Безóбразным.
    …Да, он испытал страдание. Сначала физическое – в диких лесах его кожа покрылась волдырями, а стопы кровоточили от трещин; в покинутых после Великой Засухи городах он узнал, что такое жажда и голод. Потом наступил черёд страданиям душевным – и Даниэль 25, рыдая над растерзанным дикарями трупом своего верного пса спаниеля Фокса, узнал, наконец, что такое любовь: «Что есть собака, если не устройство для любви? Ей дают человека и возлагают на неё миссию любить его; и каким бы мерзким, гнусным, кособоким или тупым он ни был, собака его любит. Эта её особенность вызывала у человеческих существ прежней расы такое изумление и потрясение, что большинство в конце концов начинали отвечать собаке взаимностью. Таким образом, собака являлась устройством для любви с обучающим эффектом».
    И только тогда, когда он впервые увидел море – эту воплощённую идею бесконечности, так просто явленную в мире завершённом, – неоДаниэль (бессмертное сознание в случайной комбинации молекул) ощутил духовную тоску, и, терзаемый ею, понял, что Цели, которую поставила перед ними Верховная Сестра, не достичь никогда. «Я так и не освободился», – завершает он свой Комментарий. И это стало приговором. Без возможности обжалования. Без попытки бунта – системного (покончи с ними!) или экзистенциального (покончи с собой!).
    
    …Ты можешь сколь угодно долго разгадывать вселенский ребус – и так ничего не найти; маниакально расщеплять собственное сознание на бесконечные математические множества и самоповторяющиеся красочные фракталы – и получать от этого эстетическое удовольствие. Ты вправе соревноваться со всеми имеющимися в наличии богами в сопричастности к творческому акту, как это делает в «Возможности острова» гениальный художник Венсан – правопреемник идеи бессмертия Элохим. В XXI веке тебе уже не отрубят руку за воровство и даже не станут испытывать твою веру огнём и водой. Если хочешь – у тебя будет много имён на разные случаи жизни. Только, знаешь, пусть у тебя остаётся эта самая жизнь – наполненная до краёв, опустошённая до самого дна; разбитая, как старухино корыто, или, собранная по частям, будто хрупкий человеческий череп. Ибо, если ты вдруг решишь пожертвовать себя вечности и накажешь ей множить твой образ, словно какой-нибудь компьютерный вирус, ты попадёшь в зону Комментария, которую Мишель Уэльбек в итоге определил как Небытие – отсутствие содержания. Постепенное исчезновение смысла. Гибель Живого Слова, способного в одночасье вызвать улыбку на устах младенца, сосущего белую молочную грудь, под которой бьётся сердце твоей матери. И тогда, «быть может, Грядущие познают радость – иное имя вечно длящегося удовольствия».
    

 Опубликовано : 03 Март 2011 | Просмотров : 8374

Последние комментарии - 83
Страниц : 1 2 3 4 5 » #
настя | ВРЕМЕННАЯ КОМБИНАЦИЯ МОЛЕКУЛ, или ...
04 Март 2011 21:00
здорово
CАШАКУЗНЕЦОВ | ВРЕМЕННАЯ КОМБИНАЦИЯ МОЛЕКУЛ, или ...
04 Март 2011 21:27
Cпасибо автору, ведь только читая этот текст, я вдруг понял, что не помню, читал ли "Возможность острова". Открыв Уэльбека и добравшись до фразы: "...при минете нужно время от времени класть руку на мошонку мужчины..." - обрадовался - читал, читал же! Но ничего сказать пока не могу - пойду дальше почитаю...
САШАКУЗНЕЦОВ | ВРЕМЕННАЯ КОМБИНАЦИЯ МОЛЕКУЛ, или ...
05 Март 2011 13:33
"Наверное, моя тяга к кино — иначе говоря, к мёртвой медиа, в отличие от того, что пышно называлось «живым спектаклем», — была первым признаком моего равнодушия, даже отвращения к публике, да и к человечеству в целом". Может быть, это важно в произведении Мишеля?
Сашавалера | ВРЕМЕННАЯ КОМБИНАЦИЯ МОЛЕКУЛ, или ...
05 Март 2011 20:36
Ничего не важно - важно лишь то, что жизнь героев пожирает жизнь автора. Не живёт свою жизнь, а лишь в комменарии стермится, так? Не заню, ещё не дочитал.
DorothyWem | 68nk4qg9
24 Январь 2017 22:03
wh0cd312377 buy azithromycin 1g levitra pfizer viagra cymbalta online propecia cheapest no prescription erythromycin
CaseyElime | op962l54
25 Январь 2017 15:31
wh0cd276061 Tadalafil Online buy cephalexin levitra fass bactroban Generic Celexa Wellbutrin vardenafil no script antabuse provera online
DorothyWem | mwlmf355
13 Февраль 2017 12:11
wh0cd557365 Buy Levitra
DorothyWem | lbvt0tjc
15 Февраль 2017 04:45
wh0cd813334 this site
DorothyWem | ljx2oa8c
05 Март 2017 20:06
wh0cd312377 generic viagra
Brettsmive | krxoemaj
30 Апрель 2017 16:22
wh0cd7250627 found it
Страниц : 1 2 3 4 5 » #
Добавить комментарий
Ваше имя (1 слово, без пробелов) :
Заголовок :

Я надеюсь, что вы не робот и сможете ввести
буквы и цифры, которые нарисованны на картинке справа.

Русские вилы Конкурс экспромтов Пути Никола Тесла Календарь Звуковые фаилы Книги Американская мафия Галерея Юлии Кочуриной КПК для пишущих
џндекс.Њетрика ЕЖЕ-правда Всемирная литафиша
© 2017 www.danneo.com