ПЕРИФЕРИЯ

журнал под редакцией
СЕРГЕЯ ТАШЕВСКОГО

RUSSIANPOEMS.RU

Не ВСЁ О МОЕЙ МАТЕРИ…

TEXT +   TEXT -           


    1.
    Я буду тут, наверное, смешён и косноязычен, но пока не напишу этого текста, кажется, ничего более или менее большого, длящегося во времени, не напишу. Я должен, обязан это сделать, и всякий раз, когда прихожу на Старое Долгопрудненское кладбище, где лежит мама, у меня руки холодеют из-за того, что я не принялся за него до сих пор. Мне вряд ли удастся сочинить рассказ, биографию, или, как это модно теперь называть, биопик. Я слишком мало знаю, отрывочно помню; бумаги, если и сохранились, то только сухие, официальные; или юношеские дневники, цитировать которые было бы хамовато, слишком изменился язык эпохи. К тому же о матери своей, это тебе не о Жане Кокто или Анни Безант писать, - мне придётся путаться в словах, датах, врать, додумывать. Но всё равно текст нужен, прежде всего, мне самому, моим детям, - кому ещё он может показаться интересен? Чтоб он стал интересен многим, у меня не хватит ума и таланта. Хотя вроде бы я всю жизнь складывал слова в предложения, - несмотря на яростное сопротивление мамы, которая хотела, чтоб у меня была человеческая профессия, чтоб я умел лечить, летать, изучал структуру атомного ядра или применял математические методы к истории, - на самый крайний случай. Но, увы. Всё вышло, как вышло.
    Однако я уверен, что и в моей нынешней профессии есть какой-то толк. Слова имеют силу продлевать жизнь, они оставляют физический след, даже если не вторгаются в иные измерения. Необходимо хотя бы одно называние имён, не-забвение их. В любви это очень важно - повторение имени, что чётко поймали имябожцы, наверное, самые пронзительные (пронзающие) люди той поры, когда завязывалась вся эта история. Однако в нашем случае, применительно к эпохе, речь пойдёт об поколенческом пласте, социальной группе, где всё гораздо проще, площе, где формы более бытовые, небытийственные, - как бы сказал философ, книгу которого я сейчас читаю. И всё-таки, называя имена людей, которые так много перетерпели со мной, потому что в детстве и юности я был совсем не сахар, и лет после двенадцати мало принёс радости своим близким, - называя эти имена, при одном звуке которых у меня тёплая волна поднимается к горлу, я надеюсь, убеждён, что делюсь с ними частью энергии повседневной жизни. Жестоковыйной, но всегда любимой ими жизни, на фоне сумасшедшего российского ХХ века. Пусть текст in memoriam и не образ бессмертия (в таком виде его не существует), но по меньше мере - форма длительности, потому что я ещё здесь, а они уже там.
    
    2.
    Главным и единственным символом, гербом нашей семьи считалась лошадь. Верней, портрет безумно красивой белой скаковой лошади, выполненной на фарфоре моей прабабушкой Маргаритой, урожденной Схолль-Энгбертс, в замужестве -Никольской. Лошадь, сколько я себя помню, всегда висела в столовой, в старинной тяжёлой раме, и как бы подтверждала некоторую отчужденность присутствующих от разговоров о недоваренных клёцках, Сталине, Ленине, маминой докторской диссертации, бабушкином радикулите и ценах на мясо. Она взирала на всё это из другого мира, куда мне лет до семи так хотелось бежать, вернуться, найти дорогу, но даже об этом желании никому нельзя было рассказать, поделиться; оно было предосудительно, на меня кричали.
    Однако и для бабушки, и для мамы, и почему-то даже для отца, который не имел к этому делу никакого персонального отношения, лошадь считалась необыкновенно важной, центральной фигурой в доме. О ней заботились, как о близком человеке, её протирали, следили, чтоб, - не дай Бог, - не упала, при переездах транспортировали только на легковом авто, упакованную со всем возможным тщанием в одеяла и вату; и на новом месте вызывали специального мастера, хромоногого Женю с дачи, который был специалистом именно по лошади. Занавески и люстры вешал другой человек, - Женя не нисходил до прозаической работы...
    …Тему герба-портрета продолжала фотография, стоявшая на пианино. Три нежнейшие то ли девочки, то ли девушки прогуливаются верхом. По правую руку, какие-то большие непонятные строения, - потом выяснилось, то были конюшни; по левую – дорога уходит в сосновый лес.
    Лошадки удивительно похожи на ту главную, с портрета. А красавицы – три дочери Маргариты Никольской.
    Впереди старшая, Лидия, статная блондинка, ей пора уже мечтать о юном поручике в парадной форме или блестящем студенте-филологе Петербуржского университета, - всё это будет, будет, но чем обернётся? – расстрелы, самоубийства, наркотики, буддизм, профессор Отто Оттович Розенберг, одна война, потому вторая, снова самоубийства, рыдания и обязательные приговоры, которые обжалованию не подлежат.
    Позади – средняя, Наташа, самая нежная, домашняя и положительная, никак не готовая к долгой жизни в маленьком украинском городке с хохлом-учителем по имени Афанасий, любителем люльки и самогона. Ей придётся доить коров и коптить окорока, а после войны она пойдёт на десять лет в лагерь за то, что служила переводчицей у немцев (пригодился, наконец, выученный в Институте благородных девиц язык Шиллера и Гофмана).
    И, наконец, по центру, младшенькая и, как мне всегда казалось, самая шкодливая – моя бабушка Нина, которую как будто бы сейчас я вижу с беломором в зубах в нашей столовой на Третьей Мещанской улице в середине 60-х годов. Она собирает тарелки со стола и напевает: «Non, rien de rien, non, je ne regrette rien, ni le bien,qu`on ma fait, ni le mal, ca m`etait bien egal»…
    …Погожим летним днём 1913 года девочки совершали утренней моцион в собственном имении, где-то между Петербургом и Ревелем (мне почему-то так и не показали этого места, хотя в Таллинн мы часто ездили). Их отец, гвардии полковник Николай Николаевич Никольский накануне получил в подарок от своего тестя, Германа Схоль-Энгбертса, хороший фотоаппарат, и теперь в охотку фотографировал дочерей, тем более, что было воскресение, семья недавно вернулась из церкви, и времени до обеда оставалось сколько угодно.
    
    3.
    Бабушка считалась mauvais-шкой. Она плохо училась, не слушалась родителей, сбегала гулять с «простыми» ребятами и никак не могла освоить правильного произношения по-французски и по-немецки. До самых почтенных лет (как-то не поворачивается по отношению к ней язык сказать «старость»), она больше всего на свете стыдилась этих своих ошибок в языках. Тем более практики в детстве было предостаточно: на немецком часто говорили дома, а на французском – каждый третий день в Екатерининском институте. Я прекрасно помню сценку в троллейбусе Б. Мне лет шесть. Мы заходим в переполненный троллейбус с мамой и бабушкой, бабушка у входа, а мы с мамой – около кассы. И бабушка кричит (она всегда в общественных местах предпочитала по-французски): Люда, ne prend pas les billets, nous sortirons vite! И тут какой-то седовласый господин её поправляет: Pas des billets, madame, mais des tiquets. Et il faut dire, nous allons sortir. Et meme si vous allez sortir, il faut les prendre, les tiquets, si vous ne voulez pas etre avec ces gens malpropres…
    Бабушка вышла из троллейбуса красная от шеи до корней волос, и очень печальная. Это был в чистом виде образ ученицы, не знавшей урока и на глазах всего класса попавшей впросак…
    …Но мосьё Клеман, член Политбюро Французской компартии и друг моего деда по отцовской линии, иногда бывавший у нас дома, утешал её: Вы не расстраивайтесь, Нина Николаевна, главное говорить, в любой ситуации, а снобы остаются снобами, шут с ними»…
    …В начале 80-х годов, года за два до смерти, бабушка наговорила три кассеты воспоминаний о дореволюционном детстве и Гражданской войне. К сожалению, записи сохранить не удалось. Уже после смерти мамы отец держал плёнки в серванте возле батареи, они перекрутились и почти рассыпались…
    Я хорошо помню три истории. Первая, как отец приехал навестить дочерей в Екатерининский институт. Он тогда служил в Ревеле, Маргарита и младший брат Миша жили с ним, и девочки, оторванные от дома, очень скучали. Бравый полковник привёз дочерям марципаны, такие таллиннские сладости в форме всяких причудливых игрушек и зверьков. Старшей, Лиде, достались прекрасные принцы и придворные, Наташа получила мишек и белочек. А Ниночке, которой тогда было лет десять, и которую часто ругали, что она, мол, хулиганка и грязнуля, отец подарил три разноцветных куска мыла. Столько одиноких девичьих слёз было пролито в спальне!…
    Но потом, когда отец уехал, и девочки решили помыться, выяснилось, что мыло никак не мылится. Это тоже были марципаны, причём самые вкусные и сладкие…
    …Следующая история датируется уже годом шестнадцатым, когда немцы вошли в Ревель. Русские офицеры были интернированы, и моя пятнадцатилетняя бабушка (прямо как у Цветаевой, «кого, скажи мне бабушка, мне взять из семерых») отправилась к немецкому коменданту, какому-то там крон-прынцу, с просьбой освободить отца. Она настолько очаровала прынца, что не только полковника Никольского, но и всех его сослуживцев в тот же вечер отпустили домой. А Ниночку пригласили на бал в немецкое офицерское собрание. О том, что происходило на этом балу и после него, бабушка тактично умалчивала, только улыбалась. Рассказывала лишь, что родители страшно не хотели её отпускать, однако выхода не было, нарядили и отправили с благословением.
    Спустя некоторое время немецкие офицеры предложили отчаянной девушке прокатиться с ними на подводной лодке до Стокгольма и обратно. Каким-то образом это стало известно дома. Бабушку заперли, но она, создание непокорное и изобретательное, связала простыни, закрепила их на подоконнике, и по простыням, как по канату, спустилась вниз. А через некоторое время уже прогуливалась по набережной шведской столицы. Как её наказали, когда она вернулась, - ни слова. Но, тут, я думаю, родители себя сдержали, всё-таки их девочка была уже почти невестой…
    …И третий рассказ, самый лаконичный. Путешествие в начале 19 года на крыше вагона из Петербурга в Новороссийск, где к этому моменту оказались мама Маргарита и старшие сёстры. Можно только представить себе эту историю, благо кино и литература дают множество картинок. О том, как переходила линию фронта, как дальше двигалась к Новороссийску, - опять же молчок. Подробностей не помню. Советский страх и правила приличий заставили забыть все подробности.
    
    Я помню, как в раннем детстве мы посещали бабушкину класс-даму, высокую статную старуху, жившую в комнатах в классическом московском центре, где-то в Обыденских переулках. Высокие окна, чудом сохранившиеся невероятные портреты царских детей, мягкий петербуржский выговор, которого теперь нет и не бывает, и ровесницы моей бабущки, пять седовласых девчонок, которые так и прожили всю жизнь около Анны Николаевны Олениной, потому что отойти на пять шагов было страшно. Как они выжили, прошли сквозь сталинскую эпоху, ума ни приложу. Был маленьким, не спросил.
    По сравнению с ними моя бабушка казалась просто апофеозом социальной адекватности и бытовой отваги. Они ее и спрашивали что-то навроде: «Нина, а как там, за окном. И вправду есть воздух?».
    «Есть-есть», - уверяла Нина и быстро крестилась на тяжелую икону. Здесь, по крайней мере, она могла не скрывать, насколько есть страшно. За всех, за дочь, за внука, за бывшего мужа, вернувшегося из лагеря. За себя страшно, за своих папу с мамой, которые давно лежат уж в могиле. И еще страшней забыть, то что было в детстве, чтоб когда-нибудь случилось так, что здесь, у Анны Николаевны она в гостях, а там, за окном, дома.
    
    4.
    Дед мой, Рафаил Соломонович Гордон, двигался к Новороссийску другой дорогой. Он родился в городе Мелитополе, в обеспеченной и многодетной еврейской семье (почти все братья и сёстры погибли в первой половине века, кто в немецких выгребных ямах и газовых камерах, кто в советских лагерях). О том, что прадед Соломон Гордон был относительно богат, в нашем доме обычно умалчивалось, в ту пору куда безопаснее было происходить от бедных. Тем более позорным считалось еврейское дореволюционное богатство. Но кое-что подразумевалось. Вряд ли человек без капитала мог обеспечить сыновьям Реальное училище, да ещё с последним, восьмым классом, который давал право на поступление в университет. Вряд ли бедняк в начале ХХ века мог бы иметь собственный экипаж, а в 1913 году – один из первых в Тавриде автомобилей. Вряд ли он мог бы посылать детей в Петербург на театральные премьеры в обществе двух гувернёров и одного слуги…
    Постепенно выяснилось, что Соломон Иоильевич был обычным фабрикантом. Владел несколькими заведениями и банком в провинциальном Мелитополе. А вот по части еврейства семья была очень умеренной. Гейдельбергский университет подорвал религиозное чувство молодого Соломона. Он и с матерью своей, и с женой говорил только по-русски, а в синагогу ходил по самым большим праздникам – чтоб не лишиться окончательно поддержки общины. В доме читали русские романы и всякое европейское чтиво, но уж никак не Талмуд. Понятно, что мальчикам сделали обрезание, но больше никаких чудес. В дедовском гимназическом аттестате сплошные «отлично», в том числе и по Закону Божьему в исполнении местного лютеранского патера. Хотя никаких воспоминаний о крещении или чём-то подобном не было и в помине…
    Юные Гордоны, как большая часть образованной еврейской молодёжи тех лет, выросли в «освободительных» мечтах и «демократических» идеалах. Старший, Абрам, выписывал эсеровскую «Волю народа», младший, Рафаил, меньшевистский «Луч». Всё это вышло братьям боком в конце 20-х годов. Абрам в лагерях так и сгинул. А дед сел по процессу меньшевиков и провёл три с половиной года в политизоляторе. Все объяснения, что он был-де робкий гимназист, никогда не вступал в социал-демократическую партию и выписывал оппозиционную прессу из чистого любопытства, - не возымели никакого действия. Напротив. Следователь прикрикнул, что, мол, ещё хуже, если у него не было глубоких революционных убеждений. Что можно, мол, отсидеть за меньшевиков, но он теперь должен посадить его как монархиста…
    Монархистом, понятно, Рафаил Соломонович ни в коей мере себя не считал, и счёл за благоразумие промолчать. В те года куда уместней было признаться: да, выписывал из Киева меньшевиков, да, читал Дана, Пешехонова и Плеханова…
    …Политизолятор в конце 20-х годов произвёл на дедушку самое серьёзное впечатление. Характеры и образы явились ему внове и могли вызывать уважение. Эти, в отличие от зэков последующих призывов, не выгораживали себя, не клеветали на товарищей и не клялись в любви к Сталину, Ленину и прочей советской нечисти. И дедушка рассказывал мне, четырех - пятилетнему мальчугану, - мы с ним как раз гуляли на Самотёчном бульваре, - чуть как только случалось какое-нибудь там ущемление прав или прочая несправедливость, вся тюрьма поднималась, - в каждой камере люди вставали и запевали: «Смело товарищи в ногу!» Он сильно звучал в стране победившей революции, хор глухих и суровых мужских голосов:
    «В царство свободы дорогу
    Грудью проложим себе»…
     …Но не станем забегать вперёд. Несмотря на свои оппозиционные настроения, в 1915 году дед добровольцем пошёл на фронт. Здесь существовала своя «еврейская логика» - волонтёры освобождались от процентной нормы при поступлении в университет. Но дедом двигал и своеобразный патриотический романтизм, который был в дальнейшем свойственен многим нашим родственникам (я ловлю его иногда и у себя, правда, в менее крутых ситуациях). Эту логику трудно с чем-нибудь спутать: если твоя страна проигрывает, значит, настал твой час, - отсидеться и переждать всё равно не удастся.
    
    5.
     Эту часть истории дед не любил. Он рассказывал мне её на том же Самотёчном бульваре, то есть не то, чтоб рассказывал, а отвечал на дотошные расспросы, специально стараясь, - как я теперь понимаю, - охладить, заморозить мою мальчишескую романтику и советскую патетику. Он закончил школу прапорщиков (обязательно приговаривалось: «Курица не птица – прапорщик не офицер»). Их направили на румынский фронт. Румыния, выступившая неожиданно на стороне Антанты, уже всё проиграла. Австрийцы стояли в Бухаресте, а фронт – где-то в Бессарабии. Войска разлагались. Никаких боёв, только окопы. В итоге, весной 1917 года, узнав о революции в Петрограде, дед вышел в отставку и уехал в столицу.
    Дальше – смутно. Он поступил в Политехнический институт, где доучиться по понятным причинам не довелось, крутил какой-то странный роман с девушкой с Лиговского проспекта, - ни имени, ни подробностей, выдумывать ничего не стану, - ходил на митинги и по ресторанам, - в общем, шлялся по бурлящему городу и тратил отцовские деньги. Октябрьский переворот положил конец этому приятному времяпрепровождению, как, впрочем, и деньгам. Надо было бы как-то всё устраивать заново…
    Фоля (такая ласкательная форма от «Рафаила» была принята в нашей семье) тогда не голодал, не мёрз и не отчаивался. Эти беды обошли юного студента стороной, каким образом – не совсем понятно. Возможно, существовал некий задел, созданный умелым обращением с отцовским капиталом, возможно, он просто был достаточно ловок; но, по крайней мере, никаких контактов с новыми властями и попыток устроиться на службу дед не предпринимал. «Тогда можно было ещё обойтись, - говорил он. – Да и двадцать один год мне только исполнился, работать совсем не хотелось»... Я его допрашивал: «Ну, как она, революция?», - так как из других источников имел о ней самое возвышенное представление. Маяковский там, Блок… «Революция? – удивлялся дедушка. – Грязно, путано и совсем не интересно».
    … В конце 18-го года студентов-питерцев мобилизовали в Красную армию. Деда, как бывшего прапорщика и будущего инженера поставили командовать ротой прожектористов. С ней-то он и явился в Новороссийск, прямо в объятия к моей бабушке…
    Так выходило по рассказам. Понятно, что за полтора года войны случилось многое, очень многое. Можно описать, как прожектор шарил по заснеженной степи, выискивая чёрные точки вражеских укреплений, и какой страх брал перед кавалерийской атакой. Можно придумать, как мой дед-еврей спорил с взятым в плен деникинским офицером-монархистом о старообрядцах и Петре Первом (это были любимые его исторические темы), можно описать с десяток кратких любовных историй и двадцать-тридцать сцен жестоких грабежей и изнасилований, разграбленных украинских сёл и убитых по буеракам. Но я об этом ничего не знаю. Тут темнота, из которой высвечивается один единственный эпизод. В какой-то хатке дед почему-то пьёт с Махно и его приближенными. Один из махновцев, Коленька Василевский, его приятель по реальному училищу. Махно говорит: «Хоть ты еврей, но вали к нам, у нас веселей! А у тебя прожекторы, прожекторы нам нужны». И дедушке очень хочется, у большевиков опять-таки «скучно»… но с утра, пока он взвешивал все «за» и «против», махновцы спешно ушли…
    Дед часто рассуждал на эту тему: вот, если б он тогда ушел с махновцами и был бы зарублен где-нибудь в той же Бессарабии, или попал в Румынию, Турцию, - был бы ли он более счастлив? Погибнуть в двадцать два или тридцать лет отсидеть в советских лагерях, что лучше? Эти монологи в моём присутствии (дедушка Фоля, наверное, думал, что я ничего не понимаю) производили на меня, семилетнего пацана, какое-то очень любопытное впечатление. Они давали мне представление о перспективе жизни, сквозь время, как сквозь туман на утренней трассе…
    
    (продолжение в ближайших выпусках журнала «Периферия»)


    
 Опубликовано : 17 Февраль 2013 | Просмотров : 3534

Последние комментарии - 15
Страниц : 1 2 » #
аяая | Не ВСЁ О МОЕЙ МАТЕРИ…
18 Февраль 2013 22:59
обязательно хочется продолжения! очень текст этот важен действительно. мне кажется по этому отрывку, что он не затеряется среди воспоминаний о ХХ веке.
ЛисицинДен | Не ВСЁ О МОЕЙ МАТЕРИ…
03 Апрель 2013 17:00
Вот интересно, наткнулся на эту тему у Вас, дорогой учитель. Я тут уже много лет живу под Вашим девизом: " Если честно я всегда не любил своих родителей, при этом маму я любил больше" И вот такой лиричный заход. Что это? Неотвратимость встречи, переоценка ценностей. А? тел. для обсуждения- 8 903 961 73 21
Caiya | I am forever indebte
10 Май 2016 12:37
I am forever indebted to you for this intnimafroo.
Mccade | The very core of you
13 Май 2016 02:38
The very core of your writing while appearing reasonable in the beginning, did not really sit well with me after some time. Someplace throughout the paragraphs you actually managed to make me a believer untratunofely only for a short while. I however have a problem with your leaps in assumptions and you might do well to fill in all those gaps. In the event that you actually can accomplish that, I would undoubtedly be fascinated. ****://wbukxynd.com vurnxonpt [link=****://lkdwvmfh.com]lkdwvmfh[/link]
Bobbi | O_O Uh Oh! I have co
14 Май 2016 03:29
O_O Uh Oh! I have come back to post again because i've realised that we have all been talking about what we like to do and enjoy instead of who we are which would be things like loyal and frdenily. Lol. I guess if you still want to know 'who' we are then you'll have to re-ask us that question.
Phyllissom | i8l4owo1
29 Январь 2017 05:28
wh0cd109550 tadacip 20 clindamycin hcl 300mg azithromycin tretinoin cream 025 citalopram 5mg
CaseyElime | 7phgsgek
29 Январь 2017 08:05
wh0cd921591 viagra diclofenac clindamycin 150 mg ampicillin 500 mg crestor viagra cheap buy zofran advair
DorothyWem | gjtm7dpw
02 Февраль 2017 01:33
wh0cd445259 wellbutrin lexapro tretinoin cream suhagra online
Phyllissom | f6war82x
11 Февраль 2017 12:54
wh0cd311243 baclofen
DorothyWem | 5q5vjaby
13 Февраль 2017 07:46
wh0cd162091 viagra
Страниц : 1 2 » #
Добавить комментарий
Ваше имя (1 слово, без пробелов) :
Заголовок :

Я надеюсь, что вы не робот и сможете ввести
буквы и цифры, которые нарисованны на картинке справа.

Русские вилы Конкурс экспромтов Пути Никола Тесла Календарь Звуковые фаилы Книги Американская мафия Галерея Юлии Кочуриной КПК для пишущих
џндекс.Њетрика ЕЖЕ-правда Всемирная литафиша
© 2017 www.danneo.com