ПЕРИФЕРИЯ

журнал под редакцией
СЕРГЕЯ ТАШЕВСКОГО

RUSSIANPOEMS.RU

НОБЕЛЕВСКИЕ СТРАСТИ.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: ЛИТЕРАТУРА

TEXT +   TEXT -           

Ссоры, скандалы и несправедливости
вокруг главной литературной премии

    


    Эта премия была задумана для того, чтобы объединять людей – но уже десятки и сотни раз она становилась поводом для горячих споров. Справедливость ее присуждения вечно под вопросом. Достаточно изучить имена поэтов, писателей, драматургов, числящиеся в списках нобелевских лауреатов по литературе. Едва ли не половина из них давно и прочно забыта. И в этих списках нет большей части действительно великих имен, на которые, казалось бы, просто обязаны были обратить внимание члены нобелевского комитета. Премия не была присуждена даже Льву Толстому. Почему?
    
    
    Более ста лет назад было вскрыто завещание знаменитого шведского оружейника, изобретателя динамита Альфреда Нобеля. Оно само по себе произвело эффект разорвавшейся бомбы. Весь свой капитал промышленник отдавал на учреждение фонда, ежегодно вручающего огромные денежные премии за достижения в области химии, физики, медицины, литературы, – и за успехи в деле укрепления мира между народами. Эти премии и назвали «нобелевскими». Выбирать лауреатов было поручено шведской Академии наук, чьи представители входят в Нобелевский комитет, заседающий в Стокгольме.
    Самые престижные премии в мире – а, стало быть, и ставки на их получение очень высоки. И чтобы избежать лишних упреков, шведские академики выработали некий «серединный» путь распределения наград, решительно вычеркивая из списков возможных лауреатов сколь-нибудь сомнительные, скомпрометировавшие себя имена. Выдвижение кандидатов на премию происходит тайно, и о их проигрыше, по идее, не должен знать никто. Делается всё, чтобы премия хотя бы не вызывала дополнительных распрей. И все-таки скандалы вокруг «нобелевки» случаются почти каждый год – и особенно вокруг той части премии, которая присуждается за успехи в изящной словесности…
    
    СТАРЫЙ КОНЬ БОРОЗДЫ НЕ ИСПОРТИТ
    
    «Похоже, они стараются подлавливать лауреатов на выходе», – так сказала однажды московская поэтесса Анастасия Романова о практике вручения нобелевских премий по литературе. И действительно, стало почти правилом давать премию тем, кто рискует просто не дожить до следующего года. Нобелевский комитет можно понять: почти каждый раз после награждений на него сыплются упреки в том, что, де, опять дали премию «не тому, кому нужно», прозевав более достойных кандидатов. Иных – навсегда. Так что серьезная болезнь или преклонный возраст всегда на руку потенциальным лауреатам. Случаются здесь и совсем курьезные ситуации. Так, например, в 2005 году премию дали 74-летнему английскому драматургу Харолду Пинтеру, который при ее вручении честно признался, что театральный жанр ему давно надоел, и он больше не собирается писать пьес до конца своих дней.
    
    ГЛАДИАТОРЫ
    
    Этот факт широко известен: за всю историю существования «нобелевки» – немалая часть премий по литературе вручалась не за художественные достоинства произведений (они были необходимым, но не достаточным условием), а по политическим мотивам. Все пять русских нобелевских лауреатов – Бунин, Шолохов, Пастернак, Солженицын и Бродский, – получили премию с оглядкой на советскую систему. Четверо – как обиженные этой системой и в разной степени ей противостоявшие. Пятый (Шолохов) – чтобы показать после присуждения премии Пастернаку, будто политика тут не причем, главное талант, и советские писатели тоже на Западе в чести. Здесь, как известно, шведские академики допустили промах – споры об авторстве «Тихого дона» в России продолжаются по сей день. Но доказательств нет, а значит, нет и скандала.
    Рассказывать о подробностях присуждения премий Бродскому, Пастернаку и Солженицыну сегодня, наверное, не имеет смысла – эти скандальные истории и так давно известны всем. Но интересно, что не только русские писатели и поэты рассматривались нобелевским комитетом в роли политических гладиаторов. Премию вообще очень часто давали тем, кто сражается за права угнетаемых меньшинств или за восстановление исторической справедливости – и, желательно, борется с собственным государством. Особенно выигрышно здесь положение тех авторов, кто подвергся давлению на родине. Это вообще железное правило: если страна желает обрести нобелевского лауреата – она должна всячески притеснять своих литераторов. Такая традиция сохраняется до наших дней. И у прекрасного турецкого писателя Орхана Памука, возможно, не было бы серьезных шансов обрести в нынешнем году «нобелевку», если бы он не поднял в стамбульских газетах скандальную тему об армянском геноциде, совершенном турками в начале XX века. Получив по почте сотни угроз, подвергнувшись массе оскорблений, он вновь покинул Стамбул (где и так в последние годы бывал не часто) и вернулся в Лондон, уже почти готовым нобелевским лауреатом. Нет сомнений, что лучшими кандидатами на нобелевскую премию могли бы стать отправленный в ссылку Овидий, Герцен или протопоп Аввакум – если бы они жили после изобретения динамита. Но, видимо, у гонений и притеснений тоже должны быть пределы: если автор подвергается обструкции со стороны приверженцев целой религии, его шансы стремительно падают. В таких случаях нобелевский комитет занимает очень осторожную позицию, дабы его не заподозрили в оскорблении чувств верующих. Поэтому великий Салман Рушди, признанный всеми классик литературы XX века, который уже не один год выдвигается на «нобелевку», видимо, не получит ее никогда – ведь в исламском мире ему подписан смертный приговор за роман «Сатанинские стихи».
    
    ЧЕРНЫЙ МУНДИР
    
    Но, помимо гонений и борьбы с системой, для любого литератора (все-таки хорошего литератора – ведь вкус у членов нобелевского комитета должен присутствовать хотя бы в минимальных количествах) есть еще один способ стать обладателем «нобелевки». Прославиться на антифашистском поприще. Это тема «долгоиграющая», поскольку большинство людей, составляющих нобелевский комитет, выросло среди идеологических клише – и до сих пор считает фашизм главной действующей угрозой миру. Фашизм уже полвека как побежден, и возразить не может, что в каком-то смысле удобно для писателей. Однако и здесь порой случаются скандалы. Так, например, знаменитый немецкий писатель Гюнтер Грасс, получивший в свое время «нобелевку» за роман «Жестяной барабан», всегда числился среди яростных антифашистов. И вдруг год назад он признался в маленьком грехе своей молодости. Оказывается, семнадцатилетним юношей в самом конце войны Гюнтер Грасс был призван в армию – и абсолютно добровольно вступил в СС, имея, впрочем, весьма романтические представления об этой мрачной организации. Заблуждение юного Грасса тогда развеялось весьма быстро, и его позднейший антифашизм, разумеется, был абсолютно искренним. Столь же искренним было и его недавнее признание. Однако со всех сторон на немецкого классика посыпались обвинения в двуличности, и раздались даже призывы лишить его нобелевской премии. Газеты, особенно немецкие, устроили Грассу настоящую травлю. Бывший президент Польши Лех Валенса призвал писателя отказаться от данного ему в 1993 году статуса почетного гражданина города Гданьска. Словом, волны политического ханжества в демократической Европе дошли почти до таких же высоких балов, как некогда в Советском Союзе или фашистской Германии. Однако здесь нобелевский комитет оказался на высоте: он единогласно решил не лишать классика немецкой литературы Гюнтера Грасса премии за поступок наивного семнадцатилетнего юноши, соблазнившегося когда-то примерить изящный черный мундир.
    
    «ОТКАЗНИКИ»
    
    От Нобелевской премии по литературе за всю ее историю отказались лишь трое. Первым (в 1925 году) – Бернард Шоу, который был принципиальным противником любых премий в области искусств. Впрочем, этот отказ почти нельзя считать отказом: Шоу просто не явился на церемонию вручения медали, а денежную часть премии ему все-таки прислали. Он пожертвовал ее на перевод и издание работ другого замечательного писателя и драматурга, своего современника, Юхана Стриндберга. Затем (в 1958 году) от премии отказался Борис Пастернак, которому убедительно посоветовали это сделать несколько творческих организаций: Союз советских писателей, ЦК КПСС и КГБ. Им пришлось потратить на уговоры немало времени. Едва узнав о присуждении премии, поэт отправил в адрес нобелевского комитета телеграмму, в которой писал, насколько большой честью для него является это событие. И лишь через четыре дня послал повторную, «отказную» депешу, в которой витиевато ссылался на «смысл, который придаётся данной награде в том обществе, к которому я принадлежу». Впрочем, этот смысл был тогда ясен для всех.
    И, наконец, в 1964 году от премии добровольно отказался Жан-Поль Сартр. В сущности, это был единственный открытый отказ от литературной «нобелевки» за все столетие ее существования. Сартр тогда заявил, что ему не хочется ставить под сомнение свою независимость. Он не взял ни медали, ни денег, объяснившись с нобелевским комитетом в ироничной и презрительной статье, где некоторые пассажи кажутся почти издевательскими: «Существует разница между подписью «Жан-Поль Сартр» или «Жан-Поль Сартр, лауреат Нобелевской премии». Писатель, согласившись на отличие такого рода, связывает этим также институт, отметивший его. Так, мои симпатии к венесуэльским партизанам касаются лишь одного меня. Однако, если «Жан-Поль Сартр, лауреат Нобелевской премии» выступит в защиту венесуэльского сопротивления, тем самым он вместе с собой увлечет и сам институт Нобелевской премии».
    
    НЕПРОТИВЛЕНИЕ ТОЛСТОМУ
    
    А ведь история нобелевской премии по литературе могла насчитывать и куда больше «отказников», если бы шведские академики не проявляли должной осторожности и выдержки. Первым, кто отказался от нобелевской премии, мог (и даже должен был!) стать Лев Толстой. В начале XX века его слава гремела по всей планете – и почти никто в мире не сомневался, что именно ему будет присуждена первая «нобелевка». Действительно, еще в 1901 году члены Шведской Академии начали переписку с яснополянским старцем, осторожно зондируя почву по поводу возможного вручения премии. Всем было известно, что характер у великого писателя сложный. Его не испугало даже отлучение от церкви – так что «насильно облагодетельствовать» Толстого нельзя: в лучшем случае дело кончится скандалом. Опасения шведов оказались не беспочвенными: Толстой сразу же настороженно отнесся к перспективе получения премии,и прозрачно намекнул, что принять ее откажется.
    Если не Толстому, тогда кому же? Выбор, разумеется, у академиков был огромный – на дворе стоял «серебряный век», в Европе жили и творили многие авторы, которых уже тогда причисляли к классикам. Но именно по этой причине сделать выбор первого лауреата казалось очень сложным. Если бы им стал такой титан, как Толстой, никаких споров бы не возникло. А вот если просто гений – обид не миновать. Мало ли вокруг других гениев? Да и в самом Нобелевском комитете страсти кипели нешуточные. И тогда академией впервые было принято парадоксальное решение, которое впоследствии не раз выручало при наличии нескольких талантливых претендентов на премию: присудить медаль не слишком выдающемуся литератору «второго дивизиона», который бы равно устраивал и не устраивал всех.
    Как это получается технически? Любому, кому приходилось работать в жюри литературных конкурсов, этот механизм абсолютно ясен. Члены жюри составляют списки персон, заслуживающих премии. При этом на первые места они ставят тех, к кому сами испытывают симпатию – а тех, кто может составить конкуренцию их протеже, отправляют в конец списка. В итоге победа достается не тем и не другим, а тому, кто попал в середину большинства списков, как не представляющий ни интереса, ни опасности. Таким человеком, победившем «по очкам», стал французский поэт Арман Сюлли-Прудом. Что это была за фигура на поэтическом небосклоне? В русских переводах он известен лишь одним небольшим романсом, переложенным Апухтиным: «Ту вазу, где цветок ты сберегала нежный, / Ударом веера толкнула ты небрежно». Средние, но «правильные» стихи в классическом стиле. Потому победа Прудома вызвала возмущение даже у французов, не говоря обо всей остальной Европе. Разразился огромный скандал, в котором приняли участие все газеты и журналы. На несчастного Сюлли-Прудома посыпались такие злобные обвинения в бездарности, каких даже он не заслуживал.
    Между тем, академики продолжали переговоры с Толстым и Российской академией наук. Вторая попытка присудить премию русскому писателю произошла в 1906 году, когда дело дошло даже до официального его выдвижения. Узнав об этом, Толстой спешно отправил письмо своему знакомому, финскому переводчику Арвиду Ярнефельту, в котором убедительно просил «постараться сделать так, чтобы мне не присуждали этой премии», ибо, «если бы это случилось, мне было бы очень неприятно отказываться». И вновь, руководствуясь правилом «если не Толстому – тогда никому», академики присудили «нобелевку» итальянскому двойнику Прудома, никому ныне не известному поэту Джозуэ Кардуччи. Опять разразился скандал. Престиж нобелевской премии стремительно падал.
    В конце концов, устав от нападок литературной общественности, Шведская Академия решила махнуть рукой на причуды яснополянского старца – и в 1909 году твердо вознамерилась дать премию ему, даже если он откажется ее получать. Но за три недели до объявления этого решения Льва Толстого не стало. Великий писатель в последний раз сумел настоять на своем.
    
    ЛИТЕРАТОРЫ ОТ ВЛАСТИ
    
    Итак, нобелевскую премию по литературе не получил Толстой, хотя в разные годы она доставалась куда менее талантливым писателям, а подчас даже тем, кого писателем назвать было довольно трудно. Скажем, в 1953 году ее получил Уинстон Черчилль. Английскому премьеру, по-видимому, нельзя было дать премию за укрепление мира – поскольку свою славу он стяжал, выиграв самую кровопролитную войну в истории человечества, а затем сыграв существенную роль в развязывании «холодной войны». Но отметить заслуги «самого знаменитого англичанина» на уровне Нобелевского комитета было абсолютно необходимо. В физике, химии и медицине Черчилль не разбирался. Правда, он неплохо рисовал (и сейчас его в меру авангардистские пейзажи даже уходят с аукционов за миллионы долларов) – но в области живописи «нобелевки» не существует. И тут, как нельзя кстати, оказались журналистские опусы Черчилля и его мемуары: весьма любопытная по содержанию, но довольно скучная в стилистическом отношении проза. Чтобы хоть как-то подчеркнуть именно литературные заслуги британского экс-премьера, шведские академики в теме награждения отметили и его «ораторское искусство», очевидно, имея в виду знаменитые афоризмы Черчилля. Таким витиеватым способом он и был причислен к великим писателям.
    Лавры Черчилля с тех пор не давали покоя многим политическим деятелям. Говорят, что Леонид Брежнев, заказывая для себя книги собственных мемуаров («Малая земля», «Целина» и «Возрождение»), также мечтал о возможности выдвинуть их на нобелевскую премию. И – кто знает, что бы случилось, проживи он чуть дольше. При определенном развитии политической ситуации реальные шансы на «нобелевку» были и у нашего Генерального секретаря…
    
    Рассуждать о несправедливостях и скандалах по поводу вручения Нобелевской премии можно до бесконечности. Например, ее никогда не получали авторы, работающие в «легких» и «не респектабельных» жанрах – таких, как детектив, фантастика, сказка. Самые яркие поэты и писатели тотчас переставали интересовать шведских академиков, стоило им произнести хоть одно неполиткорректное слово, совершить любой скандальный поступок. А ведь гений редко когда имеет ангельский характер, и зачастую не разделяет либеральных ценностей среднего обывателя… Вот почему шведским академикам не позавидуешь. Даже удивительно, как им хватает смелости давать время от времени премию действительно талантливым людям. Но, признаемся, они делают это регулярно, с 1907 года, когда «нобелевку» получил Киплинг. В 1913 году премию дали Рабиндранату Тагору, затем Анатолю Франсу, Томасу Манну, Герману Гессе… Вполне достойный перечень имен, который продолжается до наших дней. Что же касается стремления к «золотой середине», так это беда любых литературных премий. Ведь все-таки глупо представлять, будто истинная ценность гения и его творений может быть объективно измерена горсткой шведских академиков. Только время способно расставить всё по местам. И если оно, не смотря на все споры и скандалы, не свело значение этой премии к нулю – значит, Нобелевский комитет все-таки работает хорошо.
    


    
    
Нобелевские страсти. Часть вторая: Ветераны войны за мир
 Опубликовано : 08 Декабрь 2007 | Просмотров : 7770

Последние комментарии - 64
Страниц : 1 2 3 4 5 » #
periferia | НОБЕЛЕВСКИЕ СТРАСТИ. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: ...
07 Декабрь 2007 13:40
А кстати, говорят, в этом году на "нобелевку" претендует Евтушенко. И прекрасно. В конце концов, несколько гениальных стихов он все-таки написал. Ну, в Россиии конечно будет отменный скандал. Оно хорошо. "Со мною вот что происходит..." сперва напишите, а потом пожалуйста, разбирайтесь, кто самая большая сволочь в изящной словесности. Это, кстати, тоже почетный пост.
Ivanno | Немного о главном
02 Март 2010 17:55
****://www.topmelitopol.com.ua ****://www.new-ua.ru ****://www.phela.ru
дизайнер | дизайнер
15 Апрель 2010 09:45
все для дизайна ****://flashripper.net
getlaid | Заходи
15 Апрель 2010 11:34
Сексуальные секретарши новое онлайн порно видео домашнее порно видео
suckit | Смотреть порно онлайн бесплатно без ...
17 Апрель 2010 02:31
Самые красивые девушки мира в лучшем Порно видео - большие сиськи, анал без регистрации на сайте ****://fuckvideos.ru
Jeneva | Cassy Matthews: Sham
10 Май 2016 11:08
Cassy Matthews: Shame on Halloween bully | Daily Camera: Letters to the Editor I was rendmmecoed this web site by my cousin. I am not sure whether this post is written by him as no one else know such detailed about my difficulty. You are amazing! Thanks! your article about Cassy Matthews: Shame on Halloween bully | Daily Camera: Letters to the Editor Best Regards Rolf Rolf
Takeo | Baths have always go
11 Май 2016 13:20
Baths have always gotten my kids more energetic too… I always heard they should be relaxing for kids but I know I prefer a nice shower to wake me up. Make sure to use the behavior books for one behavior at a time, they should be short and easy to digest. We used a lot of them over the years with Little M.I will ALWAYS respond quickly to the bedtime pos82#t&30; I know how important a good night sleep is for everyone. Good luck.
Phyllissom | n1178scr
24 Январь 2017 02:26
wh0cd747451 amitriptyline online buy amoxicillin cheap zoloft buy synthroid vermox lisinopril online cheap bupropion
Phyllissom | e8tppb86
01 Февраль 2017 18:16
wh0cd80298 doxycycline benicar cheap baclofen cymbalta
DorothyWem | cralzesv
07 Февраль 2017 02:29
wh0cd619428 cialis generic adalat eurax diclofenac sodium 75 mg crestor generic cephalexin prednisone doxycycline
Страниц : 1 2 3 4 5 » #
Добавить комментарий
Ваше имя (1 слово, без пробелов) :
Заголовок :

Я надеюсь, что вы не робот и сможете ввести
буквы и цифры, которые нарисованны на картинке справа.

Русские вилы Конкурс экспромтов Пути Никола Тесла Календарь Звуковые фаилы Книги Американская мафия Галерея Юлии Кочуриной КПК для пишущих
џндекс.Њетрика ЕЖЕ-правда Всемирная литафиша
© 2017 www.danneo.com