в номер

На главную




 

   

КОНЕЦ ГЛАВЫ, КАК БЫ ЗАМЕТИЛ ГОЛСУОРСИ...
КОНЕЦ ГЛАВЫ, КАК БЫ ЗАМЕТИЛ ГОЛСУОРСИ... 1. Вместе с ней он прожил жизнь и написал свои лучшие тексты. Что еще сказать... Когда у него хватает терпения и занудства, он заносит свои новые публикации в придуманный ими список (ему кажется, что поодиночке нет никакого смысла и интереса его вести- где те архивы, где те размышления, где то дуракаваляние на кровати днями подряд, а потом раз за машинку (компьютер)- и четыре, пять десять текстов в неделю), когда он заносит все-таки эти вещи в файл PR2 (файла PR1 нет в его новом компьютере), он читает: совместно с Джулией Флайт, Надей Кеворковой и даже Надеждой Кеворковой,- где-то уже ближе к концу... он вспоминает стихотворение, посвященное некой "сударыне потерянный рай", стишок, кстати, тоже куда-то исчез, по крайней мере не входил в циклы... и это не значит, разумеется, что он хочет что-либо вернуть. Они вылюбили друг друга, и даже проезжая некоторый яблоневый сад на Кутузовском проспекте, а он проезжает его часто, минимум два раза в неделю, он тоже... хотя все то было после, после, когда рай уже куда- то рассеялся, истончился, растаял в воздухе, терпком воздухе городских искушений, встреч, расставаний, посланий, посыланий на, чего уж там, недоверия, оскорблений и драк... растаял как мелодия, как стон (она написала бы- густой и любовный), без остатка и, видимо, навсегда... 2. История не повторяется и не имеет возможности повториться. Не в конце жизни, увы, будем трезвее, где- то ближе к ее середине... очень часто лучшее случается в начале, и то было хрестоматийно в начале... ей и ему по двадцать пять, они уже что-то попробовали, как-то жили, но не вполне авторски, по прекрасным, но все же чужим рецептам... а тут сложилось, завертелось, выпало, длинные, но бывают длиннее, дороги, суровые, но случаются хуже, испытания, нежная, но видали и нежнее, дружба- покер, господа, на руках у вечного блефовавшего паренька, у вечно плутовавшей девицы- покер... кстати, эпоха тоже стояла не слишком зверская, никаких лагерей, доносы и тюрьмы почти игрушечные, они что-то пробовали из этого обязательного арсенала... не требовалось и заработков, борьбы за выживание, успехов (тогда все это казалось неважным, но потом обернулось очень существенным)... Как все изменилось... в середине жизни, post-factum, остается человек один на один с собственными умениями и навыками, и ему нужно устроить все так, чтоб сравнение не было вопиющим, то есть, чтобы его не засасывало в расщелину между "как тогда" и "как сейчас"... он ведь начитан, имеет вкус и знает о недопустимости самоубийства... Он курит, глядит в окно, почитывает хороший роман, страстно и нежно трахается (почти любит, нет, совсем любит)... и помимо всего прочего выстукивает на компьютере длинные, привычные фразы, привычные потому, что они вместе обживали витиевато-резкий, то ли рок-н-рольный, то ли барочный стиль... И некто другая, на неближнем конце земли, на расстоянии в несколько километров, занимается каким-то очень похожим делом... ...Так пройдет год, два, десять, а потом, если Бог выдаст и свинья съест, гораздо больше времени, чем те, мгновенные, в сущности, пятнадцать лет, которые они провели вместе. И наступит конец света, и ангел с трубой на лошади и прочая белиберда... Говорят, что все это еще способно тревожить воображение... Андрей Полонский

ПРОШЛЫЙ НОМЕР    СЛЕДУЮЩИЙ НОМЕР

Литеросфера
 


<00000022 00000022>
TopList UP.RU - Internet catalog